Глава 6. РАННЕЕ ОБУЧЕНИЕ.

 
 

Глава 6. РАННЕЕ ОБУЧЕНИЕ.

Брюс Фогл «О чем думает собака». ...концепция о первом критическом периоде развития разума собаки, который длится от рождения до двенадцати недель.



МАТЕРИНСКОЕ ВЛИЯНИЕ И ИМПРИНТИНГ

Существование «критических периодов» эмоционального развития собаки четко задокументировано. Собаки, которых не допускали до контакта с людьми, пока им не исполнилось двенадцать недель, редко становились хорошими компаньонами. Примерно в это время кончается «критический период», во время которого собаки способны найти общий язык с нами, людьми. В начале 60-х годов были проведены исследования в области критических периодов развития разума собаки. В 1961 году журнал Saince опубликовал результаты наиболее полной экспериментальной работы в этой области. Было установлено, что социализация собак, их способность учиться, жить бок о бок с другими собаками и людьми перестает проявляться к двенадцати неделям жизни, а наиболее критический период длится с шестой до восьмой недели жизни.

Позднее, в 1967 году, журнал Saince вновь опубликовал статью на эту тему. В работе Скотта и Фуллера было показано, что щенки, выросшие в полной изоляции до семи недель, все еще могут полностью восстановиться и нормально общаться. Сообщалось также, что внешних контактов два раза в неделю всего лишь по 20 минут каждый было достаточно, чтобы обеспечить нормальное развитие, если эти контакты происходят в критический период между четвертой и двенадцатой неделями. В тот же год другие исследователи сообщили, что в этом возрастном диапазоне щенкам хватает двух часов общения, чтобы у них образовалась привязанность к другим видам, например, к кроликам.

Из этих и других исследований пришла концепция о первом критическом периоде развития разума собаки, который длится от рождения до двенадцати недель. Он подразделяется на три периода:
• неонатальный период: от рождения до двух недель;
• промежуточный период: от двух до четырех недель;
• период социализации: по отношению к собакам — от четырех до шести недель;
по отношению к людям — от четырех до двенадцати недель.

Это великолепная концепция и хорошая канва для прорисовки развития поведения собак. Эти цифры являются тем водоразделом, который четко выражает, что происходит и когда. Концепция эта замечательная, но на уровне фактов очень легко дать всему этому неправильную интерпретацию. Мы должны помнить, когда рассматриваем раннее развитие разума собаки, что каждый щенок имеет свое собственное уникальное внутриутробное окружение. Каждый щенок находится под влиянием своих собственных генов, а также гормонов матери. Некоторые щенки имеют значительное преимущество еще до того, как они родились. Вот почему нам в первую очередь следует рассмотреть внутриутробные факторы, влияющие на разум собаки.

ВНУТРИУТРОБНЫЙ ПЕРИОД

Большинство исследований влияния внутриутробной среды на последующее развитие разума новорожденных проводилось на крысах. У крыс, как свидетельствуют эксперименты, матери, подвергавшиеся тяжелым стрессам во время беременности, производят потомков, которые обычно оказываются слабыми производителями. Имеются также свидетельства, по крайней мере в определенных линиях крыс, что, если крыса-мать подвергается стрессу во время беременности, крысята вырастают намного более пугливыми. Другие исследования показывают, что, если матери подвергались стрессу во время последней трети беременности, у крысят была понижена способность к обучению, наблюдались некоторые аномалии поведения и повышенная эмоциональность.

Хотя большинство свидетельств касается исследований на крысах, единственно логичным было бы предположение, что факторы окружающей среды, которые влияют на беременную суку, могут также повлиять и на последующее развитие разума ее щенков.

Вот почему правильное питание, хорошо подобранная физическая нагрузка и температурный режим так важны во время беременности. Также важно по возможности избегать рентгеновских лучей, лекарств и других химических препаратов, а также проводить профилактику болезней и не допускать появления паразитов.

НЕОНАТАЛЬНЫЙ ПЕРИОД

Щенки рождаются с неразвитым, все еще формирующимся мозгом. Хотя их мозг напоминает желе, в действительности он более похож на губку, впитывающую все, что щенки могут получить из окружающего мира. Во время неонатального периода «впечатлений» у щенков не так много просто потому, что их сенсорные способности, слух, зрение, ощущение прикосновений и запаха еще плохо развиты. Щенки почти полностью находятся под присмотром матери. Ее отношение к своему потомству влияет на их поведение в дальнейшем.

Шведский центр дрессировки собак в Соллефти осуществляет подготовку полицейских, поисковых собак и собак-поводырей и в настоящий момент уже какое-то время работает над программой разведения, дающей 300 — 400 немецких овчарок в год. В Соллефти было обнаружено, что определенным видам поведения, например подвыванию, щенки учатся у матерей. Эти виды поведения не предопределены. Ученые из шведского центра обнаружили это, синхронизируя роды сук немецких овчарок, а затем сразу же меняя некоторых щенков из каждого помета местами. Оказалось, что материнское влияние на последующее развитие разума щенков намного сильнее, чем предполагали.

В 1937 году Конрад Лоренц разработал теорию импритинга («запечатления»), когда установил, что молодые гусята, выросшие в инкубаторе в отсутствие матерей, сопровождали его повсюду, если он был первым живым существом, которое они увидели. Его образ запечатлелся в их сознании в качестве матери, и на протяжении всей жизни они предпочитали общество людей другим гусям. Когда они повзрослели, Лоренц был вынужден бороться с сексуальными нападками со стороны некоторых наиболее любвеобильных гусей.

Лоренц высказал гипотезу, что низкий лоб, полные щеки с толстым жировым слоем и несуразные движения новорожденных щенков являются факторами, которые стимулируют материнские инстинкты собаки и вводят образ щенка в сознание матери (а также и в наше сознание, потому что мы тоже отвечаем на аналогичные стимулы).

Как щенки остаются в памяти матерей, так и поведение матери закладывается в пластичное и податливое сознание малышей. Вспомните тот факт, что первые недели жизни щенков наиболее важны; именно этот самый ранний опыт окажет громадное влияние на их разум.

Материнские инстинкты — нечто большее, чем просто влияние гормонов. Гормон гипофиза пролактин может вызывать материнское поведение у сук, но не у кобелей, даже тех, которых кастрировали при рождении. (Кобели еще в утробе подвергаются влиянию мужского гормона.)

В мозге нет центра, отвечающего за материнское поведение, скорее всего, здесь важны и гены, и обучение. Обезьяны, например, должны сами получить материнскую заботу, чтобы потом «вдруг» стать хорошими матерями, и, как видно, то же самое применимо к собакам. Большое значение имеет реакция на запах. Материнское поведение может появиться у ни разу не покрытых самок крыс или даже у самцов просто из-за присутствия новорожденных крысят. Это предполагает, что активизируется высшая нервная деятельность центральной нервной системы. У волков самцы естественным образом вовлечены в «материнское» поведение, они срыгивают пищу своим щенкам. «Няни» (молодые «тети») в волчьей стае делают то же самое, заботясь о щенках в то время, когда матери ищут пищу.

Материнское поведение не может быть индуцировано гормонами, а суки при появлении первых в их жизни щенков уже знают, что нужно делать. Однако материнские качества у всех проявляются по-разному, и это будет влиять на поведение щенков. Материнское поведение собак и волков различается, потому что на протяжении тысяч лет мы вмешиваемся в этот процесс — от выбора места логова до его постройки, от помощи при родах до ухода за щенками и выбраковки. В результате многим собакам-матерям действительно необходима наша помощь для того, чтобы успешно исполнять обязанности материнства. При селективном разведении ради определенного поведения или же формы тела мы неосознанно ухудшаем нормальные способности к материнству, особенно у некоторых пород. Я буду обсуждать различие между породами в главе 10.

Нормальное материнское поведение включает в себя построение логова за сутки — двое до рождения щенков, двадцатичетырехчасовой отдых, а затем, наконец, роды. Сука вылизывает щенков досуха, но больше ничего не делает, пока не родятся все. Эта процедура очень важна для матери, так как она «запечатлевает» образ щенков в ее памяти. Вот почему возникает больше проблем с неприятием щенков, родившихся в результате кесарева сечения, когда мать не может провести процедуру запоминания щенков. Мать сохраняет чистоту в логове, съедая послед — как хорошая домохозяйка. Иногда матери становятся излишне чистоплотными, съедая послед, грызя пуповину, а затем съедая и щенков. Такая форма каннибализма чаще всего встречается у бультерьеров и, вероятно, является генетической ошибкой. Другие формы каннибализма, ужасные, как это может показаться, являются нормой.

У хомяков и мышей каннибализм — стандартный метод контроля размеров помета. Вероятно, собаки делают то же самое. Можно утверждать, го это даже дает преимущество матери и уцелевшим щенкам. Это и уменьшение количества ртов, которых надо кормить, и своеобразная пища для матери, что является, видимо, хорошей тактикой выживания. Обычно суки освобождают свое логово от самых слабых щенков, относя их в сторону и оставляя умирать. Это нормальное разумное поведение для опытной матери, но иногда может быть ошибкой незрелых или эмоциональных собак, которые таким образом изолируют здоровых щенков. У диких представителей собачьих также встречаются случаи убийства помета другой самкой, но подобная практика редка для домашних собак, если вообще имеет место.

Иногда суки сразу после рождения переносят потомство в безопасное логово. Они не берут щенков за загривок, как кошки, а хватают за любую часть тела и переносят либо перетаскивают волоком в новое место. Несколько лет назад я возился с кэрн-терьером, которая, будучи недовольной тем, что так много чужаков смотрят на ее новорожденных щенков (дело было в резиденции американского посла), ловко перетаскивала их вниз по величественному каскаду лестниц через парадный зал наружу в сад, где прятала в глубокой земляной норе кролика.

Когда потомство уже появилось на свет, мать вылизывает и перебирает шерсть щенков, вызывая у них акты дефекации и мочеиспускания, но она также передает в их развивающееся сознание первое сообщение из внешнего мира: «Я — ваша мать, моя слюна пахнет так».

Эта химическая линия связи крайне важна для выживания щенков. Мать прокладывает след из слюны, вылизывая щенков и свои соски. Если ее соски вымыть с мылом, щенки не могут их найти. Но если их смочить слюной матери, трудностей не возникает. Вот почему нет смысла пытаться заставить щенков сосать, просто вставляя щенку сосок в рот. У него нет химической стимуляции.

Процесс сосания осуществляется не только ради кормления. Это еще и связующий механизм, благодаря которому щенки узнают свою мать. Животные, которых дополнительно кормили через зонд, пропущенный в желудок, высасывали столько же, сколько обычные. Щенки перебирают передними лапами, нажимая ими около соска, чем стимулируют выработку молока (вот почему все собаки, но в особенности суки, любят, когда им гладят брюхо). Сначала щенки даже не могут дотянуться до некоторых сосков, но когда они подрастут, доминантный щенок может проявить свое превосходство, запретив сосать из определенного соска другим.

Кормящие суки «застрахованы» от резких эмоциональных реакций в то время, когда они находятся в фазе активного кормления щенков. Крысам необходимы как минимум два крысенка для того, чтобы стимулировать материнские инстинкты и выделение молока. Скорее всего, это верно и в отношении некоторых собак. Если во время первых двух недель неонатального периода молочные железы сук стимулировали прикосновениями, те будили своих щенков и начинали их вылизывать и чистить, вызывая тем самым их сосательные рефлексы. Гормональная система обратной связи подавляет нормальную реакцию надпочечных желез, сводя на «нет» реакцию типа «сражаться или бежать», которая возникает в случае опасности. Позднее это создаст конфликт, который, в конце концов, приведет к тому, что сука отлучит от груди своих щенков.

Так как мозг щенков находится еще в зачаточном формирующемся состоянии, опыт, который они получают в это время, оказывает громадное влияние на развитие разума. Вот почему первые двенадцать недель жизни настолько критичны. Контролируя окружение щенков, мы можем реально повлиять на окончательную форму и структуру разума собаки. Как я уже упоминал, ранние игры — стрессы — в этом возрасте действительно способствуют эмоциональному развитию собаки и, вероятно, увеличивают ее способность преодолевать стрессы в дальнейшем. Легкие стрессы в самом начале жизни воздействуют на гипоталамо-гипофизарную систему, тонко настраивая ее на чувствительную и адекватную реакцию в дальнейшей жизни гораздо лучше, чем что-либо другое. Электроэнцефалограммы показывают, что собаки быстрее достигают зрелости, если в раннем детстве их подвергают легким стрессам. Именно они улучшают способности уже взрослых собак разрешать проблемы. Остается вопросом, какова оптимальная сила стресса, который должен испытывать щенок, так как уже известно, что слишком сильный стресс в раннем возрасте ведет к последующему замедленному развитию. Майкл Фокс, например, стимулировал щенков поглаживаниями, резкими звуками, вспышками света и упражнениями на балансировку. Он обнаружил, что у щенков развились более крупные надпочечные железы, а когда они выросли, то все как один оказались доминантными в ситуациях, требующих конкурентной борьбы. Далее в жизни им лучше удавалось «сохранять ясную голову», «обходя» проблемы, они делали меньше ошибок, а поставленные задачи решали быстрее и четче.

Это наблюдение ясно свидетельствует, что легкие стрессы даже в неонатальном периоде жизни способствуют развитию разума щенков, а постоянная температура, комфорт и отсутствие неблагоприятных условий не делают щенков лучше. Легкие стрессы ускоряют рост тела, уменьшают эмоциональность и, вероятно, увеличивают устойчивость собаки к определенным болезням. (Крысы реже, чем собаки, страдают язвой желудка после стресса.) Остается вопрос, какой силы должен быть стресс, чтобы он пошел во благо.

Мы вмешиваемся в жизнь новорожденных щенков почти так же, как в жизнь своих собственных детей. Это «эпизодическое» ухаживание, неестественное в том смысле, что происходит только в отношении собак, которых мы растим, само по себе достаточно для стимуляции развития разума щенков. Наиболее важно понять в отношении неонатального периода развития собаки, что политика опущенных рук, политика «оставления щенков на откуп природе», допущение того, что мать «естественно» ведет себя со щенками, определенно не в их интересах. Разум щенка будет развиваться быстрее и качественнее, если с самого рождения загружать его органы чувств различными ощущениями. Мы можем помочь, обеспечив щенку хорошее окружение, но самое главное, что ему нужно, — это нормальная мать.

В это время мать оказывает громадное влияние на развитие щенка. Трогательные и внешне хаотичные движения щенка являются, по сути, частью формирующегося образа, который остается в сознании матери. В это время щенки все еще отрезаны от ощущений внешнего мира, потому что их мозг не созрел, а органы чувств не развились. Их выживание полностью зависит от матери. После кормления, так как желудочно-кишечный тракт щенка очень плохо развит, мать должна вылизать аногенитальную область щенка, иначе он не сможет опорожниться. Она слизывает все отходы, которые выделяет щенок, стимулируя функции его тела и поддерживая в чистоте свое логово. Подобное нормальное поведение может иногда наблюдаться и у не кормящих матерей. Обычно мы считаем это неприятным, но только потому, что подобное не является частью естественного поведения человека.

Во время неонатального периода контакт с матерью — это все социальные связи. Влияние людей и других щенков малозначимо. Мать отвечает за обогрев щенка, питание, уход за шерстью, контакты и транспортировку. Мозг щенка мягкий, желеобразный, почти не миелинизирован. Электроэнцефалограф показывает низкую активность мозга. Хотя щенок и чувствует прикосновение, боль, температуру, вкус, но его слух, зрение и терморегуляция все еще не развиты. Все это, однако, быстро изменяется во время следующих двух недель жизни щенка, в переходный период.

ПЕРЕХОДНЫЙ ПЕРИОД

Это период, когда развивается большинство сенсорных способностей щенка. Открываются глаза и миелинизируется зрительный нерв. Уши начинают слышать, и появляются зубы. Электроэнцефалограмма показывает, что мозг щенка реагирует на звуки и зрительные образы окружающего мира. Наступает момент, когда мир щенка оказывается открытым, и сразу же другие щенки помета и все окружение начинают сильно влиять на его развивающееся сознание.

В переходный период щенки начинают махать хвостом, рычать, лаять, обращать внимание на людей. Механизм терморегуляции у них уже развит, и они пробуют выходить из своего логова и пытаются, если возможно, спрятаться за его пределами.

Возможно, самые резкие изменения в восприятии щенком окружающего мира можно увидеть на электроэнцефалограмме. Во время неонатального периода запись биотоков мозга щенка представляет собой нерегулярные колебания с малой амплитудой, причем, когда щенок просыпается, изменения характера колебаний незначительны. Единственный сон, который доступен малышам, — это глубокий, активный сон со сновидениями. Однако когда щенок достигает двухнедельного возраста, электроэнцефалограмма показывает появление перед глубоким сном фазы спокойного сна.

ЗРЕНИЕ

Работу зрительной системы собаки можно наблюдать с помощью электроретинограммы (ЭРГ), аналога записи биотоков мозга. ЭРГ впервые может быть записана у щенков десятидневного возраста, а к пятнадцати дням жизни она приобретает основные черты ЭРГ взрослого животного. К двадцати восьми дням жизни щенка электроретинограмма полностью соответствует результатам взрослой собаки. Если перевести разговор в плоскость ощущений собаки, это соответствует тому, что примерно к двум неделям жизни, когда глаза уже открываются, реакция щенков на свет и движущие предметы еще довольно слабая и неустойчивая, но к четырем неделям она уже сопоставима с реакцией взрослой собаки. Однако потребуется еще немного времени, еще одна неделя, прежде чем щенок будет легко узнавать на некотором расстоянии свою мать и хозяина.

СЛУХ И ЧУВСТВО РАВНОВЕСИЯ

Эквивалентный вышеупомянутому метод мониторинга слуха у щенков используется в тесте под названием «вызываемая слуховая реакция мозга» BAER (brainstem auditory evoked response). Несмотря на то, что громкие звуки способны вызывать реакцию щенка еще в неонатальном периоде жизни, он не может слышать, пока ему не исполнится двенадцать — четырнадцать дней. В это время открываются каналы наружного уха, и реакция резкого вздрагивания на громкие звуки становится очевидной. Щенок не слышит до тех пор, пока его возраст не будет достаточным, чтобы продемонстрировать какую-либо BAER-активность, но довольно неожиданно то, что с третьей по четвертую неделю BAER-активность приобретает все характеристики взрослого животного. Аналогично, к этому возрасту у щенка появляется вестибулярный рефлекс, а также он приобретает способность прямо ходить и ориентироваться, как взрослая собака.

ОЩУЩЕНИЕ ПРИКОСНОВЕНИЯ И БОЛИ

Когда щенки рождаются, только их голова реагирует на прикосновение. Но к двум неделям жизни появляется тактильная чувствительность передних лап, а к трем неделям начинают чувствовать прикосновения и задние лапы. Вот почему щенки могут сидеть в двухнедельном возрасте, а стоять в трехнедельном. Потребуется всего лишь еще несколько дней для того, чтобы разум щенка скоординировал все четыре лапы и позволил им начать ходить.

Способность ощущать боль у щенков присутствует с самого рождения, но в очень незначительной степени. Однако в переходный период болевая реакция щенка становится сходной с реакцией взрослой, полностью созревшей собаки, а к четырем неделям жизни мозг миелинизируется и готов к комплексному обучению. Все еще остается сильным влияние матери на развитие разума щенка, но во время промежуточного периода начинает расти влияние других щенков и людей. Мать ухаживает за новорожденным, стимулируя его развитие, но во время переходного периода щенки сами начинают следить за собой. Вскоре мать начнет отходить от маленьких сосунков, и на то есть причины. Это начнется, когда возникнет первый конфликт между матерью и щенками.

Щенки были бы не против продолжать сосать как можно дольше. Однако, с точки зрения матери, следует отлучать щенков от сосков как можно скорее. Оставляя в стороне аргумент об истощении ее жизненной энергии, надо помнить, что сосание производит также эффект биологической обратной связи, подавляющий реакцию надпочечников типа «сражаться или бежать». Поэтому матери вдвойне выгоднее отлучать щенков от сосков как можно раньше. Лучше всего это сделать в переходный период. Однако имеются способы обмануть эту биологическую программу. Если подросших щенков убрать от матери и заменить их только родившимися, она будет продолжать кормить их молоком, чтобы обеспечить должное питание этим малышам.

Во время промежуточного периода некоторые собаки начинают срыгивать пищу своим щенкам. Это черта волка, которую мы сознательно подавили у большинства пород собак, потому что находим это неприятным. Если щенки не едят какую-либо пищу, то ее ест мать. Такова основа распространенного поведения, которое демонстрируют многие собаки, съедая свою собственную рвотную массу. Бывает, что в переходный период щенки начинают выпрашивать пищу у своих матерей. Волчата делают это, поднимая лапы и обнимая ими морду взрослой самки, вернувшейся в логово. Селективно выводя собак на протяжении тысяч лет ради управляемости и послушания, мы неосознанно увековечили в их поведении многие юношеские черты. Как я упоминал ранее, у волков и родственных представителей семейства собачьих естественным образом зафиксировались в более старшем возрасте юношеские черты поведения, то есть юношеский задор, игривость и любопытство сохраняются, когда они вырастают. У собак это даже более развито. Собака, которая подпрыгивает, чтобы поприветствовать «поцелуем» хозяина, как об этом мне рассказывают большинство из моих клиентов, на самом деле просит отрыгнуть для нее пищу.

Переходный период жизни от двух до четырех недель — это начало наиболее важного периода в жизни молодой собаки. Во время этого периода органы чувств собаки начинают стимулироваться внешним окружением, и с этого времени поведение определяют образы, формировавшиеся в ее сознании. Эксперименты на крысах убедительно показали, что у животных, выросших в сенсорно богатом окружении, то есть в клетках с игрушками, туннелями и мячиками, развивается более толстая кора головного мозга. У них больше синаптических контактов между нейронами и более высокое содержание нейроэндокринных медиаторов мозга по сравнению с выросшими в условиях спокойного окружения. Это демонстрирует, насколько иллюзорны рассуждения относительно инстинктивного и приобретенного поведения. То, как собака поведет себя в какой-либо момент времени, — проявление постоянного динамического взаимодействия генетического потенциала и окружения. По самой простой схеме, единственное, что действительно закодировано в генах собаки, это различные последовательности аминокислот в молекулах белков. Они, в свою очередь, влияют на развитие и функционирование мозга собаки, ее органов чувств и гормональной системы, а все это уже влияет на ее поведение. Но, как мы видим, на каждом этапе развития разума собаки важно влияние окружения, регулирующее развитие по типу обратной связи. В результате вырабатывается неповторимый характер каждой собаки. Именно во время переходного периода закладываются многие кирпичики будущего поведения собаки. Тот опыт, что она получает в этот период жизни, будет влиять на нее всю оставшуюся жизнь. Как это происходит на самом деле — все еще остается глубокой тайной. Я вырос в Канаде. В моей памяти запечатлелись ароматы, звуки и картины уходящей осени. Ни одна молекула, участвовавшая в том, чтобы запечатлеть этот опыт, в моем мозге уже не существует, а опыт остается навсегда. С собаками то же самое. Никто точно не знает, как это происходит, но когда щенок завершает переходный период, он вступает в самые важные восемь недель своей жизни, в период, когда он учится сосуществовать как с другими собаками, так и с нами, людьми.

ПЕРИОД СОЦИАЛИЗАЦИИ

Социальная жизнь собаки может начаться лишь тогда, когда у нее сформировались все «средства коммуникации». Как мы видели, большинство из них развиваются до близкого к взрослому уровню уже к тому времени, когда щенку исполняется четыре недели. Созревают его органы чувств — он может нормально видеть, слышать, чувствовать запах и прикосновения. Его мозг достаточно миелинизирован, так что он может эффективно и быстро перерабатывать информацию. И хотя основного гормонального воздействия на разум собаки придется ждать до тех пор, пока не наступит половая зрелость, молодые кобели уже испытали на себе действие волны мужского гормона, проходящей через их тело и побуждающей их вести себя, как взрослые кобели. Вот почему во время периода социализации молодые щенки мужского пола уже запрыгивают на других щенков.

Любой тип отношений в обществе, который развивают щенки, начинается как проблема, а заканчивается как привычка. Отношения легко меняются, во время последующих двух месяцев они легче всего поддаются изменениям. До сих пор единственные действительно важные для щенков отношения ограничивались отношениями с матерью типа забота — зависимость. Во время периода социализации эти отношения постепенно эволюционируют и превращаются в разновидность отношений типа доминирование — подчинение. Согласно теории Эрика Уилсона из Шведского центра дрессировки собак это происходит следующим образом.

Уилсон изучал социальные отношения между матерями и щенками немецкой овчарки возрастом от трех до восьми недель. В начале этого периода, пока щенки были все еще на переходном этапе развития, отношения заключались в неусыпной заботе матери и требовании внимания со стороны малышей. Специалисты используют для таких типов поведения свои профессиональные термины, но я буду использовать более простую терминологию.

Материнская забота зависит от многих факторов, которые мы в настоящее время уже понимаем, — генетических, гормональных, сенсорных и внешних. Она складывается из следующих компонентов:
• вылизывание аногенитальных областей щенков и поедание отходов их жизнедеятельности;
• вылизывание их мордочек и общая чистка шерстки;
• перемещение щенка в позу, удобную для обогрева и кормления путем толкания носом;
• переноска заблудившихся щенков обратно в логово;
• защита щенков;
• принятие положения лежа на боку во время кормления, что позволяет щенкам сосать молоко;
• отрыгивание пищи для щенков;
• добывание пищи для щенков.

Требование внимания со стороны щенков также результат генетики и сенсорных воздействий, но оно значительно проще и изначально состоит из:
• подвывания;
• «кучкования» вокруг матери — ползания с вытянутой шеей в поисках тепла и соска.

В период социализации требование внимания становится более утонченным и уже состоит из:
• виляния хвостом — хвост щенок высоко не поднимает;
• повизгивания;
• лизания морды, носа и губ матери;
• подпрыгивания;
• касания лапами;
• следования за матерью как будто на веревочке.

Очевидные изменения отношений типа «забота — зависимость» и их перерастание в «доминирование — подчинение» начинаются, как только матери начинают уходить от сосущих щенков. Это обычно происходит во время четвертой — пятой недели. Уилсон установил, что режим кормления, время, когда щенков окончательно отрывают от сосков и развитие их отношений с матерью во время этого периода оказывает стойкое воздействие на разум щенков. Он изучал шесть различных материнских типов поведения: кормление молоком, серии «сдерживающих» укусов, рычание, угроза укуса, чистка шерсти и вылизывание щенков.

Уилсон заметил, что, когда щенки пытались сосать, некоторые суки «наказывали» их «сдерживающими» укусами в большей степени, чем другие. Такие щенки начинали демонстрировать пассивное подчинение, они чаще ложились на спину для того, чтобы их вылизывали. Рычание и угроза укуса также приводили к пассивному подчинению. Уилсон изучил 600 щенков и заметил, что частота «сдерживающих» укусов и угроз укуса со стороны матери достигала своего максимума к тому времени, когда щенкам было семь недель. Отношения, связанные с зависимостью щенков от заботы матери, перерастали в отношения типа «доминирование — подчинение».

Строгость, с которой матери изменяют эти отношения, имеет прямую связь с тем, как в конечном итоге щенок будет вести себя с людьми. Уилсон наблюдал, что некоторые из матерей вели себя по отношению к своим подрастающим щенкам предельно агрессивно и продолжали наказывать их даже после того, как щенки переставали сосать. Другие были более добрыми, демонстрируя меньшую агрессию и энергично ухаживая за щенками в дальнейшем. Уилсон утверждал, что социальные связи в этих пометах более сильные, а матери с большей вероятностью толкают своих щенков в сторону подчинения. Он заключил, что щенки из пометов, которые в значительной степени подвергались «сдерживающим» укусам, были социально менее адаптированы к сосуществованию с людьми по сравнению с другими щенками — вырастая, они были менее пассивны. В упражнениях типа «принеси палку», когда собака приносит теннисный мячик, эти щенки демонстрировали меньший интерес при выполнении тестового задания.

Способ, которым матери изменяли отношения типа «забота — зависимость» и превращали их в один из видов отношений типа «доминирование — подчинение», оказывает долгосрочное воздействие на разум собаки, но, как и со всем остальным, здесь нет коротких и ясных ответов, Для щенка абсолютно необходимо через наказания, получаемые от матери, освоить отношения типа «доминирование — подчинение». Давным-давно было обнаружено, что щенки, выросшие в условиях отсутствия наказания, позднее оказывались неспособными к обучению. С другой стороны, исследования Уилсона показали, что щенки агрессивных матерей в меньшей степени склонны приносить палку, это свидетельствует, каким сильным может быть сдерживающий эффект слишком агрессивного доминирования со стороны матери.

Некоторые люди чувствуют ограниченность понятий «доминирования» и «подчинения» для описания развития отношений между матерью и щенком. По мнению Роджера Абрантеса из Дании, щенок, мать которого рычит, когда он пытается сосать, чувствует не страх, а компромисс. Абрантес считает это скорее «субдоминированием», а не «подчинением», и эта концепция больше привлекает меня. Он утверждает, что нельзя сводить отношения только лишь к доминированию и подчинению, они скорее многослойны. Это гипотеза разумна и она объясняет, как можно добиться порядка в стае собак или же в отношениях человека с собакой. В своей ветеринарной практике я часто общался с семьями, содержащими домашних любимцев, которые могли ярко описать устоявшийся порядок в их семье, и какое конкретно место в семье занимает собака. Иногда собака действительно может занимать в семье одно из верхних, если не самое верхнее положение. При других обстоятельствах она находится где-то в середине.

Наше вмешательство в разведение собак сделало их уникальными в животном мире. Выводя породы ради управляемости и покладистости, мы неосознанно, через селекцию, получили животное, которое по своей природе склонно зависеть от других. Животные, сохраняющие в себе молодые черты, нуждаются в нас на протяжении длительного времени. Мы берем на себя «материнские» обязанности по кормлению, расчесыванию шерсти и содержанию наших домашних собак. И эта потребность не так значительна. Дикие собаки динго и азиатские бродячие собаки — классический пример пород собак, которые успешно вернулись к независимости. То же самое верно и в отношении диких собак, которые в наше время успешно расселяются в некоторых регионах Центральной и Южной Америки. Будут ли эти собаки приносить палки или нет, вопрос неуместный. Их роль в стае намного более значима, а их отношения со щенками из одного помета во время периода социализации — основополагающий для них вопрос. Для нас тоже важно, как во время нескольких следующих недель жизни щенок обходится с собратьями и как они обходятся с ним. Из вышесказанного получается, что мы являемся для щенка суррогатной стаей. Для того чтобы понять разум собаки, мы должны понять те сложные отношения, которые развиваются между щенками одного помета во время созидательного периода социализации.

Помет является сложным, хотя и временным сообществом, и игровая активность в нем — это наиболее распространенное и важное интерактивное поведение. Игровая активность многофункциональна и, как сказал бы социолог, несет следующие функции:
• Игра стимулирует групповое поведение собак. Она создает социальные связи собаки с другими членами группы, которые будут необходимы ей для будущего благополучия в стае. Предположение, что в будущем не будет никакой стаи, только люди, нелепо для собачьего разума.
• Игра развивает и формирует взрослое социальное поведение. Методом проб и ошибок щенки в игре познают свои способности к общению.
• В игре проигрываются будущие соотношения доминантности в стае. Игровая активность — это хороший индикатор того, какой щенок склонен к доминированию, а какой — к подчинению.

Конечно же, игра имеет намного больше функций, каждая из которых влияет на поведение собаки. Конрад Лоренц утверждает, что игривые животные являются «специалистами без специализации». Через игру они учатся манипулировать с игрушками и членами сообщества. Они учатся управлять нами!

• Игра обеспечивает физическую ловкость и гибкость ума.
• Игра улучшает координацию.
• Игра позволяет провести эксперимент в безопасных условиях. Она учит собак, как распределять свое время, как общаться или же вклиниваться в общение, как держать дистанцию при общении.
• Игра вырабатывает активные модели поведения. Собаки учатся осуществлять последовательность действий.
• Игра позволяет собакам безопасно изучать окружающий мир.
• Игра стимулирует изобретательность. Она учит собак решать задачи.
• Игра для собак это активность, которая длится всю жизнь. Взрослые собаки часто играют, когда их «приглашают» к игре молодые, и для них нет другой видимой причины, чем удовольствие от игры.

Игра — это естественная врожденная активность собак. К игре одинаково склонны и волки, и йоркширские терьеры. Натуралист Эрик Зимен однажды наблюдал, как пять молодых волков играли почти без перерыва в течение пяти часов около озера в Британской Колумбии. Они гонялись друг за другом, хватали друг друга зубами и мерились силами, на выступающей из воды большой скале играли в «царя горы». Эта наука пригодится им в жизни. Пробежки, погони и засады будут необходимы, чтобы загнать лань, северного оленя или лося, когда они будут взрослыми.

У взрослых волков от природы сохраняются юношеские черты поведения — они играют. В наших домашних собаках мы изменили это поведение. Когда собаки играют, стандартные правила взаимоотношений временно не работают. Моя доминантная собака Либерти сознательно заваливается на землю и открывает шею, поддаваясь субдоминантной Лексингтон и позволяя ей хватать себя за шею. Когда они играют, они чувствуют радость. Они просто порхают по воздуху. На какой-то миг законы бытия уходят на задний план, но моментально возвращаются, если игра становится слишком грубой или когда собак что-то отвлекает. В классических собачьих играх присутствует нормальное поведение, сексуальное возбуждение, инстинкты хищника и агрессия, но это поведение не связано с контекстом реальной ситуации. Майкл Фокс утверждает, что животные, которые играют больше и имеют большую сенсорную стимуляцию во время критического периода социализации, вырастают «более умными и высокоразвитыми». Игра развивает разум щенка, потому что она вводит его в различные ситуации, когда он вынужден придумывать решения. Это ускоряет набор опыта.

Чем закончится игра собак — совершенно непредсказуемо. Во время периода социализации щенки учатся игриво выгибаться, приглашая мать или собрата присоединиться к игре. Уже во взрослом состоянии то одна, то другая из моих собак выбирает, когда затевать игру и когда подходить к другой. Она может подойти с игрушкой в зубах, затеять перетягивание каната или просто отнять что-нибудь. Использование предмета в социальных играх позволяет собакам сделать эти игры более энергичными хотя бы потому, что вещи могут быть растянуты и изжеваны или разбросаны, чего не сделаешь с партнером. Другой вариант игры — прыжки из стороны в сторону, перекатывание по земле и борьба. Их игровая активность чуть более красочна, чем это было бы необходимо, если бы это была действительно борьба, причем в процессе игры собаки менялись ролями. Одна собака сознательно отпустила переходящий приз — свое колечко, мячик или резиновую игрушку, чтобы другая могла поднять его, а затем пытается вернуть предмет.

Некоторые натуралисты полагают, что волки пользуются игровым гротеском, чтобы «загипнотизировать» кроликов, находящихся перед ними. Они действуют во фривольной манере и с помощью своего эксцентричного поведения уменьшают минимальное расстояние, при котором кролики убегают. Возможно, это является основой поведения необычной канадской охотничьей собаки, новошотландского ретривера. Эти собаки сидят в укрытии вместе со своим хозяином до тех пор, пока утки не приземлятся поблизости от солончака. Затем они выскакивают из укрытия и скачут как шуты, «звонят», как называют этот процесс сами хозяева, гавкают, подпрыгивают, бегают на пятачке по кругу. Птиц, которые взлетают, охотники подстреливают, а затем собаки ведут себя уже здраво — они приносят птиц.

Во время периода социализации игры затеваются не только ради самих игр. Они являются источником навыков и информации о щенках одного помета, а также отводят естественную агрессивность щенков. Игра также может быть использована для роста социального статуса щенков. Через игровые схватки с помощью принятых ритуалов можно проверить силу соперника. Несмотря на то, что в период социализации половых различий в игровой активности нет, для нормального полового и социального поведения щенков все же необходимы игры. Собаки, которых изолировали от своих собратьев в течение этого периода жизни, часто оказывались чрезмерно агрессивными по отношению к другим собакам. Они не научились подавлять в себе это поведение. Интересный эксперимент Гарри Харлоу, проведенный на обезьянах, показал, что без раннего социального опыта обезьяны становятся пугливыми, замыкаются в себе, сторонятся общества и даже склоняются к аутизму. Также из них получаются плохие матери. Социальная активность каким-то образом учит животных, как быть хорошими матерями. Щенки, которым запрещают играть вплоть до двенадцати недель жизни, могут проявлять ненормальное поведение, включая нанесение себе повреждений для того, чтобы снять внутреннее напряжение. Они становятся плохими учениками, очень боятся людей, животных и шума, они робки и асоциальны. Они будут избегать раздражителей и с неохотой исследовать окружающий мир. Короче говоря, это — плохие собаки.

Во время периода социализации игровая активность устанавливает социальные связи и учит щенка «сдерживающим укусам» — мягкой пастью, а также ритуалам приветствия. Щенки, которые на этом этапе не играют с другими щенками, могут стать избыточно привязанными к человеку и начать бояться собак. В этом одна из причин, почему лучше не брать щенка, который один в помете или же в помете самый слабый. Есть и другая крайность. Если щенки просидели в конуре в течение своего периода социализации, у них, скорее всего, разовьется общая боязнь незнакомой обстановки и они будут излишне возбудимы или же излишне подавлены. Они будут плохими учениками, так как будут пытаться избегать раздражителей. Между третьей и восьмой неделями жизни щенков следует помещать в потенциально пугающее окружение: дети, аэрозольные баллончики, пылесосы, ветеринары, почтальоны, коты, уличный шум,— и эту активизацию сенсорных ощущений следует продолжать на протяжении всего периода социализации вплоть до двенадцатой недели жизни и далее в юношеском периоде. Помните, что во время этого периода щенки наиболее восприимчивы. Собаки, которые не видели людей на протяжении всего периода социализации, асоциальны, трудно поддаются дрессировке и подобны диким собакам динго в том, что демонстрируют поведение типа «сражаться или бежать» или же замирают на месте. Собаки, которые в период социализации не видели других собак, становятся плохими матерями, они вырастают пугливыми и подавленными. Или же, наоборот, слишком активны, когда встречают других собак.

С точки зрения ветеринара, корни основной проблемы лежат в том, что каждому владельцу собаки известны стандартные медицинские советы, чтобы щенок не встречался с другими щенками, пока не пройдет, по меньшей мере, две недели после окончательной вакцинации, самые ранние сроки которой приходятся на двенадцатую неделю жизни щенка. Некоторые изготовители вакцин предусматривают изоляцию, пока не будет сделана окончательная прививка против парвовируса, а это соответствует двенадцатинедельному возрасту. Но что же происходит с развивающимся разумом щенка, если его изолировать на такой долгий срок?

Выбор решения зависит от того, какую роль вы отводите собаке в своей жизни. Для собак, которые всегда будут ориентированы на людей, этому медицинскому совету можно спокойно следовать. Как следствие, собаки будут ориентированы на человека и привязаны к людям, они получатся как раз такими, что будут выполнять команды и с готовностью подчиняться вам, но с другими собаками они будут, вероятно, пугливы или агрессивны. Такой пес также, вероятно, выберет объектом влечения вашу руку или ногу, а не симпатичную сучку. Однако, если вы хотите, чтобы ваш домашний любимец был ориентирован на собак, стандартной медицинской рекомендации лучше не следовать. Обоих моих ретриверов во время периода социализации познакомили с несколькими дюжинами нормальных здоровых собак, и последствия таковы, что мои активно ищут встреч и получают удовольствие от компании других собак, когда гуляют в общественных парках. Это вдвойне важно, если собака в соответствии с вашими планами должна будет работать совместно с другими собаками. Этого общения стоит избегать, если случаи инфекционных заболеваний в вашей местности встречаются часто. Но в большинстве стран Северной Европы и во многих областях Северной Америки случаи инфекционных заболеваний достаточно редки, и вы можете позволить вашему питомцу должным образом социализироваться во время этого важного этапа жизни.

Интенсивность игр на этом этапе жизни также закладывает основы поведения собаки в будущем. Щенки, которые во время периода социализации в своих играх слишком агрессивны, вряд ли станут хорошими домашними любимцами в будущем. Это тот период, когда они много узнают о доминировании и подчинении. Если для владельца и существует какое-либо правило на этом этапе жизни щенка, то оно достаточно просто. Ни в коем случае никогда не затевать «боевые» игры с потенциально агрессивными и доминантными собаками, особенно во время периода социализации! Если вы так делаете, то этим создаете серьезные проблемы в будущем.

Собаки — это коммуникабельные животные, склонные образовывать стаи. Их разум должен быть достаточно пластичен, чтобы внутри своего круга общения допускать развитие иерархической лестницы, кроме того, собаки общаются и ради взаимного комфорта. Мои собаки знают, что я, моя жена и наши подросшие дети — мы все «лидеры стаи», но они все же предпочитают спать в кроватях с любым из нас, если мы это позволяем. Для того чтобы вписаться в этот порядок доминирования и подчинения, собаки имеют совершенную систему в основном безголосой сигнализации и коммуникации, которая во время периода социализации становится высокоразвитой.

Возьмем, например, «угрозу». Молодой щенок может продемонстрировать ее различными способами. Во-первых, он может показать свое оружие — зубы. Во-вторых, он может продемонстрировать свой максимальный рост за счет сокращения мышц, поднимающих волосы, в результате чего поднимается шерсть на загривке. Он может напутать своего противника рычанием и лаем или сделать вид, что нападает. Все эти виды поведения щенка для нас смотрятся комичными, но они так не выглядят для щенков из одного помета. Это очень серьезные вещи. Во время периода социализации демонстрация доминирования и агрессии с помощью языка тела действительно может вылиться в неприкрытую атаку, настоящее нападение с целью установления доминирования. Возню затевает доминирующий щенок, он пристально разглядывает своих собратьев и иногда устраивается выше них, а затем рычит и может на них напасть.

Во время рассматриваемого периода собака этими сигналами «учится» демонстрировать свое доминирование, но в той же мере она также учится сигнализировать о неприятии, дружелюбности, отсутствии агрессии, подчинении, терпимости и кооперативном поведении. Доминантная активность, как специалисты по изучению поведения животных называют демонстрацию превосходства, принимает следующие формы. Все они ясно проявляются во время социализации щенков:
• Подкрадывание к другим щенкам с опущенной головой и хвостом, с поднятым задом и напряженно поднятыми ушами.
• Погони, выпрыгивание из засады, внезапные нападения на своих собратьев.
• Щенок замирает над другим щенком из одного помета, голова и хвост напряженно подняты, шея изогнута. Доминантный щенок часто образует со своим соперником Т-образную фигуру, кладя свою голову сверху на его шею.
• Щенок ходит кругами вокруг другого своего собрата, важно вышагивая и виляя хвостом.
• Щенок реально нападает и кусает другого, обычно за шею или морду.
• Поднимает шерсть на загривке.
• Демонстрация оружия — рычание и показ резцов и клыков.
• Прямой взгляд на другого щенка, причем зрачок расширен — «демонстрационный взгляд».
• Встряхивание плечами или, более редко, боками.
• Стойка с передними лапами, положенными на спину другого щенка.
• Удары лапами.
• Запрыгивание на другого щенка с имитацией вязки либо без нее.
• Виляние только кончиком прямого напряженного хвоста.
• Уши полностью напряжены и стоят или плотно прижаты к голове.
• Игры-потасовки, доходящие до крайностей.

Используя эти элементы поведения, доминантный щенок устанавливает власть над своими собратьями, а мы делаем в точности то же самое с самим щенком позже, когда начинаем дрессировать его. Если понять значимость этих сигналов тела сейчас, на этапе социализации, то вероятность поздних проявлений драчливости резко сводится на нет. К тому же гормональная система обратной связи у щенков все еще находится в состоянии развития. До половой зрелости еще многие месяцы. Щенок, который в настоящий момент лучше других решает свои проблемы, будет иметь более развитую гипоталамо-гипофизарную систему, после наступления половой зрелости это позволит ему производить больше мужских гормонов, которые укрепят его доминирование.

Типы агрессии, демонстрируемые собакой, многочисленны, и я буду это обсуждать отдельно в главе 8. Однако между агрессивностью и едой есть некая связь, и она во время периода социализации может достичь своей критической точки. Гипоталамус — это часть мозга, стимуляция которой вызывает аппетит у собаки. Однако сильная стимуляция этой области не вызывает сильного чувства голода. Такая стимуляция вызывает агрессию. Стимуляция гипоталамуса может вызвать нападение хищника. С другой стороны, стимуляция вентромедиальной части гипоталамуса подавляет агрессию. Некоторые исследования, проведенные на кошках, наводят на мысль, что естественный нейрогормон мозга серотонин подавляет их агрессивность. Результаты этого исследования рассматриваются в плане того, какая диета может повлиять на уровень серотонина мозга. Это все еще в области гипотез, но результаты действительно поднимают интересную возможность изменить развивающийся разум собаки, как диетой, так и другими уже известными факторами.

Но защитное поведение и поведение при подчинении так же важны, как и доминирование. Проявление подчинения жизненно важно, оно предупреждает повреждения, которых можно избежать, и даже смерть. Подобное поведение также получает превосходное развитие за время рассматриваемого двухмесячного периода развития щенка вплоть до двенадцатой недели жизни.
Щенки демонстрируют подчинение следующим образом:
• хвост между ног, уши и голова низко опущены, щенок избегает прямого взгляда доминантной собаки;
• особый оскал, когда губы оттянуты назад;
• вылизывание губ, иногда чихание и одновременно демонстрация резцов;
• заваливание на спину;
• щенок лежит на боку, поднимая заднюю ногу и демонстрируя область гениталий;
• мочеиспускание;
• дефекация;
• щенок не трогается с места, в то время как агрессор ходит кругами вокруг него или кладет лапы на его плечи;
• щенок не меняет позы, когда агрессор запрыгивает на него.

Из собак получаются хорошие компаньоны, потому что они стайные животные. В компании они процветают, и это тоже получает свое созидательное развитие во время критического периода социализации до двенадцатой недели жизни. В эти недели их разум наиболее восприимчив, и они учатся у своей матери и собратьев по помету принимать участие в групповой деятельности. Специалисты по поведению называют такую активность щенка подражательной. Она часто сочетается с другой, исследовательской и социальной, деятельностью, с поведением, при котором щенок требует внимания или же сам заботится о другом щенке.
Наблюдаются такие виды поведения:
• щенки вместе спят;
• вместе питаются;
• вместе гуляют, бегают друг за другом, вместе сидят или лежат;
• вместе познают окружающий мир;
• вместе лают или же завывают;
• друг другу чистят шерстку;
• друг друга обнюхивают, трогают лапами или лижут.

Все эти группы координированного поведения получают свое развитие во время периода социализации в виде нормальной деятельности помета или стаи, а затем либо остаются в групповом поведении собак, либо переплетаются с нашим поведением, когда мы становимся членами «стаи». Вот почему щенки хотят спать со своими хозяевами, а для хорошей дрессировки рекомендуется позволять только что приобретенному щенку спать в одной комнате с его новым владельцем. Это закрепляет вновь образующуюся связь между ними, Я это применял в отношении своих собак, приучая их к ящику, что формирует у них привычки к туалету и в то же время подчеркивает тот факт, что я новый «вожак стаи», «альфа»-особь. Новенький получал очень большую картонную коробку, для того чтобы спать в ней. Половина дна коробки была застелена газетами, другая половина — одеялом. Так как щенки предпринимают почти все возможное, чтобы избежать загрязнения своей постели, каждый из них сразу начал спать на одеяле и опорожняться на газеты. А вследствие того что они находились в одной комнате с остальными членами своей стаи, они могли слышать нас и чувствовать наш запах. После первой ночи со стороны щенков не было практически никакого шума, связанного с беспокойством, что их «отделили». Позднее, когда они были достаточно подросшими, чтобы контролировать свои мочевые пузыри и кишечник на протяжении всей ночи, им для сна были предоставлены корзины, и они переехали из комнаты. (Все же позднее, из-за того что их корзины занимали слишком много места в маленьком доме, они вернулись в комнату, но это уже мои проблемы, а не моих собак.)

Пищевое поведение у собак также устанавливается во время периода социализации. Как животные, склонные образовывать стаи, они проявляют соперничество в этом виде поведения. Щенки одного помета борются за лучший сосок. После отъема от груди они учатся выпрашивать еду у своих матерей. Это поведение основывается на волчьей практике отрыгивания пищи для молодых щенков. Оно стимулируется во время периода социализации и остается в сознание щенка на всю жизнь. Последствия таковы, что многие собаки пожирают с жадностью свою порцию, как будто ее могут у них украсть, если они не будут достаточно быстрыми. Другие становятся великолепными попрошайками, специалистами по выразительному и печальному взгляду, от которого тает сердце уступчивого хозяина. Щенки из более крупных пометов, что часто является следствием высокой плодовитости, имеют большую склонность вырывать друг у друга из пасти пищу. Это может быть результатом более высокой пищевой конкуренции во время периода социализации, а также могло быть изначально заложено в генах. Щенки более агрессивных пород быстрее проглатывают еду по сравнению со щенками других пород того же размера. Вест-хайленд-терьеры, например, хорошие едоки. У них внутри помета также высокая конкуренция. Кавалер-кинг-чарльз-спаниели менее агрессивны и более разборчивы в еде. Характер владельца естественным образом изменяет это поведение. Отличия начинаются с того, как разные владельцы выбирают, а затем и выкармливают щенков той или иной породы, но часть этих отличий все же может быть связана с конкуренцией щенков на этапе социализации.

Физическая активность, подобная совместным прогулкам и пробежкам, имеет свои корни в периоде социализации, она также подстраивается нами для использования при дрессировке щенков. Все, что вам надо для приучения должным образом социализированного щенка к команде «Ко мне», это вынести его на открытое место, поставить, а затем пойти или побежать вперед, обернуться, махнуть рукой и позвать его. Так как щенок в должной мере социализирован, чтобы принимать участие в групповой деятельности, он автоматически подойдет к вам. Но если он был изолирован от других собак и людей, его реакция будет ослабленной. Изоляция всего лишь на одну неделю во время периода социализации уже приводит к ослаблению способности собаки к обучению. Воздействие на разум собаки настолько сильно, что изменения реально просматриваются на электроэнцефалограмме. Количество контактов с человеком, в котором щенок нуждается на этом этапе своей жизни, варьирует в зависимости от породы, однако и здесь есть простое правило. Во время периода социализации отсутствие общения человека со щенком приводит к тому, что щенок в течение долгого времени боится человека. После этого щенка будет трудно, или даже невозможно, обучать. Никогда не изолируйте щенков во время их периода социализации. Никогда не оставляйте их одних в течение длительного промежутка времени. Не используйте изоляцию в качестве наказания. (Пока не используйте. Позднее краткосрочная «символическая» изоляция может стать классической формой наказания.)

Должным образом социализированные щенки получают удовольствие от любой компании, как собак, так и людей. Щенки, которые в этот созидательный период своей жизни социализировались вместе с другими видами, становятся привязанными и к ним. Мой предыдущий ретривер дружил с кроликом, вместе с которым играл и спал. Собаки могут привязываться к кошкам, причем это бывает часто. Кошки становятся прекрасными компаньонами для собак, если их знакомство произошло во время раннего этапа периода социализации.

Способности рабочих собак делать что-либо хорошо имеет свои корни тоже в периоде социализации. Групповые исследования щенков — это основа деятельности различного типа служебных собак. Для настроя на работу с другими собаками щенок во время этого раннего этапа своей жизни должен получить нужный опыт. В Америке в рамках программы подготовки собак-поводырей для слепых провели исследование на предмет выяснения, какие факторы требуются для подготовки хорошей собаки-поводыря, и исследователи пришли к обоснованному выводу. Отмечалось, что часть собак, безупречных при других обстоятельствах, проваливали свои окончательные тесты, потому что были не способны принять независимое решение, такое, как отказ подчиняться командам, которые могли бы подвергнуть опасности их слепого владельца. Исследование выявило недостаток внимания к одному-единственному фактору. Почти 90% щенков, которые покидают свой питомник для малышей в двенадцатинедельном возрасте или раньше, успешно сдают выпускные тесты. Из тех же щенков, которые задерживались в своих питомниках на три недели и дольше, только 30% стали поводырями. Различие всего лишь в три недели в этот период их жизни стало основной причиной неудач их дальнейших тренировок. Стремительно набираемый за время критического периода социализации юношеский опыт имеет величайшую важность, как для служебной собаки, так и для ее спутника. Воистину частота ошибок собак поводырей резко возрастает, если они должным образом не прошли социализацию к людям и их окружению. Собака-компаньон будет также менее дрессируемой, если она слишком много времени провела в питомнике.

Этот факт уже признают специалисты по поведению собак, живущие по обе стороны Атлантического океана. Доктор Виктория Войт, наиболее уважаемый ученый в области поведения собак из США, и доктор Роджер Магфорд, выдающийся крупный специалист по поведению собак из Великобритании, утверждают, что критически значимо именно то, что щенок получает хозяина примерно с седьмой по восьмую неделю жизни, во время пика периода социализации. К счастью, много породистых щенков приобретаются именно в этом возрасте. Эта традиция гарантирует значительную вероятность того, что щенок вырастет нормальным, со стабильной психикой и хорошо приспособленным к среде обитания. Однако и Войт, и Магфорд писали, что беспородные бродячие и приютские собаки — первые кандидаты на появление проблем поведения. Вряд ли за этими наблюдениями стоят какие-либо генетические причины. Скорее всего, эти собаки имели либо прерванный, либо неудачный период социализации, что позднее привело к разрушительному или неконтролируемому поведению.

Сомнительно, чтобы был какой-либо возраст, после которого собаки уже не дрессируемы. Терпением и заботой со стороны человека были социализированы даже взрослые волки. Наиболее важный и критический период социализации длится в среднем с четвертой по двенадцатую неделю жизни щенка и напрямую связан с последовательностью происходящих в это время событий. В отношении критических периодов важно помнить, что это не просто интервалы времени. К ним больше подходит концепция, что в жизни щенка существуют периоды основного развития, во время которых формирующийся разум, состоящий из сигналов от органов чувств, гормональных воздействий, опыта и других основных составляющих, наиболее восприимчив к воздействиям. Временные сроки этих критических периодов изменяются в зависимости от породы и различаются между особями. Они будут меняться в зависимости от опыта, который получил щенок в течение этих периодов. Между тремя и пятью неделями жизни щенок начинает тянуться ко всему, что его окружает, живому и неживому, но где-то после пятой недели начинает развиваться реакция страха. Восстановление после пережитого страха у маленького щенка происходит почти моментально, а в более позднем возрасте на это уходит больше времени.

С точки зрения ветеринара, это важный факт, так как щенки нуждаются в своей первой прививке против чумки и парвовируса как раз примерно в это самое худшее время, когда к ним приходит чувство страха, с восьмой по десятую неделю жизни. Боль или страх в этом возрасте могут привести к длительной боязни ветеринарной клиники. Прививки — это необходимое зло, и лично мое решение этой проблемы состоит в использовании как можно более тонких иголок, вакцины комнатной температуры и, что наиболее важно, отвлечения внимания щенка обычно в виде ароматных дрожжевых витаминок и минеральных таблеток. Скотт и Фуллер обнаружили, что довольно легко выработать у собак привычку есть сардину. Я привил щенкам привычку есть дрожжевые таблетки, и пока они их ели — делал им прививки. Уловка срабатывала, и щенок в дальнейшем запоминал еду, а не инъекцию.

Для молодых щенков те, кто вступает с ними в контакт, остаются незнакомцами только лишь на протяжении короткого периода времени. Это совершенно нормальная адаптивная и защитная модель поведения щенка, позволяющая и гарантирующая раннюю социализацию внутри своего вида и позднее защищающая его от потенциальных хищников. Мы получаем преимущество от этого естественного механизма поведения, внедряя образ человека в сознание собаки во время этого критического этапа жизни. Однако, делая так, мы становимся частью ее мира и, естественно, должны приспосабливаться к нему. Собака ведь не ждет, что с ней будут обращаться как с человеком. Она предполагает, что человек действует подобно собаке: принимает участие в групповой деятельности, игре, совместной охоте или спит в одной с ней комнате. Мы — наиболее существенная часть нового окружения собаки. Собаки, будучи прекрасными наблюдателями, отвечают на самые незначительные изменения состояния своих хозяев совершенно так же, как дети реагируют на изменение эмоционального состояния своих родителей. В настоящее время имеются убедительные свидетельства того, что определенные наклонности владельцев напрямую связаны с конкретными проблемами поведения у собак. Обычно владельцы собак предпочитают не думать о том, что их настроение оказывает прямое воздействие на состояние разума собак, и они могут быть причиной их дурного поведения. Аналогично, заводчики собак отказываются признать тот факт, что любая собака будет плохой у плохого хозяина. Обе эти позиции ограничены и близоруки. Несомненно, генетический фактор наделяет каждую собаку своими склонностями и предпосылками к тому или иному поведению. Воздействие окружающей среды, матери и щенков одного помета также изменяют поведение собаки, но (вот в чем собаки отличаются от большинства других видов животных) способности и тенденции, а также полное развитие их разума зависит от того, какие отношения сложились между собакой и ее хозяином. Это развитие отношений проходит более полно на следующем критическом этапе жизни, во время юношеского периода от двенадцати недель до половой зрелости. Но прежде чем мы рассмотрим это, все же необходимо ответить на один вопрос.

Наше понимание критических периодов развития разума собаки и в особенности периода социализации ведет к попыткам разработать метод отбора идеальных щенков на основе их поведения в середине их периода социализации. Как-никак мы знаем, что поведение, характерное для доминирования, субдоминирования и подчинения среди щенков, обычно развивается между четвертой и шестой неделями жизни, привязанность к людям быстрее всего развивается где-то между шестой и восьмой неделями, а чувство страха чаще всего запоминается между восьмой и десятой неделями. Мы знаем, что стайное поведение развивается к пятой неделе, а к седьмой неделе более сильные щенки уже нападают на самых слабых. Также мы знаем, что примерно к седьмой неделе жизни щенки начинают привязываться к предметам и к живым существам, которые их окружают. Концепцию критических периодов дали нам Скотт и Фуллер. На этой концепции строилась работа Центра подготовки собак-поводырей для слепых, сотрудники Центра показали, как важно в нужный момент вмешаться в жизнь щенков. Майкл Фокс в своей работе, посвященной поведению собак, популяризировал идею того, что будущее поведение щенков можно предсказывать, а к 70-м годам стандартное тестирование щенков стало популярным и часто рекомендовалось для отбора будущих чемпионов. Я использовал тест на проверку способностей щенков (puppy aptitude test — РАТ-тест), разработанный Вильямом Кемпбеллом, когда выбирал Либерти, моего старшего золотистого ретривера. Тест на проверку способности щенков проводится, когда щенкам примерно восемь недель, причем мать, ее остальные щенки, другие собаки или же любые отвлекающие факторы находятся вне зоны видимости или слышимости щенка. Каждый по отдельности щенок запускается в специальную комнату, где его в течение всего времени проверки осторожно трогают и вертят в руках. Либерти проверял лично я. Это именно то, что рекомендуется. Тестирующее лицо должно быть незнакомо щенку. В тесте Кемпбелла определяют следующие пять склонностей щенка:
• Стремление к обществу. Человек тихо хлопает в ладоши.
• Сопровождение. Человек отходит в сторону от щенка.
• Послушание. Щенок переворачивается на спину и удерживается в такой позиции 30 секунд.
• Доминантность. Человек нежно кладет руку на голову щенка и ласково гладит его вдоль спины от головы до хвоста в течение 30 секунд.
• Сопротивление. Лаборант берет щенка за живот снизу и чуть-чуть отрывает его от пола на 30 секунд.

По методике Кемпбелла я оценил всех щенков одного помета. Оценки варьировались от «доминантной в высшей степени» до «сильно подчиненной» через «очень доминантная, доминантная и подчиненная». Либерти оказалась «подчиненной». Она безвольно лежала на спине, когда я прижимал ее к полу, не изгибалась, когда ее поднимали над полом, подошла на хлопок и повсюду меня сопровождала. Ей нравилось, когда ее гладили.

Однако, когда Либерти повзрослела, она стала какой угодно, только не подчиненной. Она стала доминантной, но не среди нас, а среди других собак и незнакомых ей людей. Либерти оказалась прекрасной домашней собакой, защитником и попутчиком. Ее личность настолько изменилась по сравнению с результатом теста, что мы временно изменили ее имя с Либерти на Берта.

Тогда насколько же точен этот тест на проверку способностей щенков? Маргарет Юнг из ветеринарной школы при Университете штата Северная Каролина оценила эффективность этих тестов. Она провела тесты на проверку способностей нескольких сотен щенков возрастом от шести до восьми недель, а затем снова повторила тесты, когда им было три года. У более сотни собак она провела промежуточное тестирование на шестнадцатой, двадцать шестой неделе и в полуторалетнем возрасте. Ее заключение было потрясающим. «Стремление к обществу, склонность к сопровождению и принятие поглаживаний, — пишет она, — значимо не изменились у щенков, которые позже отошли от людей и стали независимыми, в отличие от щенков, которые тянулись к людям, легко поддавались дрессировке и были легки в обращении. Никакая тенденция, выявленная в результате тестирования на седьмой неделе, как к доминированию, так и к подчинению надежно не предсказывала дальнейших тенденций в сторону доминирования или подчинения».

Проверка щенков также не предсказала проявлений доминантной агрессии, но это неудивительно. Доминантная агрессия, про которую я подробно расскажу в главе 8, обычно не проявляется, пока собака не достигает эмоциональной зрелости, а это обычно бывает между одним и тремя годами жизни. Доминантная агрессия более легко предсказывается по размеру, полу и гормональному статусу собаки и часто направлена на членов семьи, а также на других собак. Кобели обычно подавляют сук. Собаки примерно одного размера, возраста и пола чаще всего дерутся из-за неразрешенных вопросов доминирования. Интересное наблюдение было сделано ветеринарным врачом Лео Либерманом в 1987 году, который провел опрос 200 владельцев кобелей, подвергших своих питомцев кастрации, когда щенкам было от шести до двенадцати недель. Этот опрос показал, что у этих собак менее агрессивное поведение (а также среди них меньше частота избыточного веса и медицинских проблем) по сравнению с кобелями, кастрированными в шестимесячном возрасте.

Один из аспектов тестирования щенков оказался полезным для прогнозирования будущего поведения. В тестах, проведенных Маргарет Юнг, некоторые щенки (их было немного) продемонстрировали признаки агрессивности, такие, как рычание и лай на человека, проводивший испытание. Те, кто вел себя агрессивно во время испытаний, выросли агрессивными собаками. В конечном итоге из всех проверенных собак этим были нужны самые внимательные и опытные хозяева.

Но с другой стороны, щенки, во время тестирования не показавшие признаков агрессивности, повзрослев, оказались настоящим источником проблем. Например, агрессия собаки, связанная с обладанием игрушкой или же пищей, начала проявляться между четвертым и шестым месяцами жизни, когда эта собака уже достаточно долго прожила у владельца. Защитная агрессия наблюдалась у молодых щенков охранных или пастушьих пород, но даже здесь она проявилась только после шестого месяца жизни. Аналогично, агрессия, вызванная страхом, агрессия, вызванная наказанием, и агрессия хищника развилась много позже после того, как проверялись щенки. Исходя из этих результатов, тестирование имеет значимость только лишь в том случае, если вы действительно натолкнулись на агрессивное или же доминантное поведение у щенков, а это событие редкое.

Как представляется, разум собаки сохраняет свою пластичность и податливость долгое время после окончания периода социализации. Фактически многие виды поведения собаки развиваются позднее, когда она созревает в эмоциональном и половом плане. Однако на этом этапе привязанность к людям — это самое легко вырабатываемое поведение, и его выработка может быть облегчена, если щенок во время периода социализации страдает от эмоционального стресса, причем для снятия этого стресса требуется более чем просто обычная зависимость от нас. Одиночество, страх и ранения, которые излечиваются привязанностью, контактом и вниманием, облегчают образование более прочных связей между собакой и хозяином. Больные и слабые щенки, которые получали интенсивный медицинский уход, когда были еще очень маленькими, часто, вырастая, становились более зависимы от человека. Забота — это, вероятно, тот клей, который соединяет щенка и его хозяина на всю жизнь. Семена засеиваются во время периода социализации с четвертой по двенадцатую неделю жизни щенка. Его разум развивается до зрелого состояния во время следующего критического периода, который завершается половой зрелостью.

  Современный российский «зоопсихолог»

 

 «Психоаналитик для пуделя - обо мне и моей работе» 

 

 Мои телеинтервью и комментарии в телепередачах 


 10 советов опытного человека

 

  На помощь, Мухтар! Или что такое собака-защитник 

 

 Не делайте из собаки человека! 

 

 

Глава 6. РАННЕЕ ОБУЧЕНИЕ.

Из книги Брюс Фогл «О чем думает собака».
Источник: http://www.veterinars.ru/

 



Обновлен 26 янв 2015. Создан 13 авг 2008



 
ЗооРынок.com.ua - Покупка, продажа животных AdMir Интернет-журнал ПЕСИК; разнообразная информация о породах собак; лучшие питомники Украины и зарубежья; советы ветеринара, кинологов, зоопсихолога; веселые истории и забавные фотографии; щенки на продажу, вязки; форум; каталог сайтов о собаках. Мы на Питомец.ру Rambler's Top100 Орловский Клуб Собаководства 'Алиса', форум, доска объявлений, элитные питомники, лучшие собаки России Рейтинг@Mail.ru
Зоопсихолог
Zooweb.ru - сайт для зообизнеса! Украинский портАл Одежда от Натальи Марковой Всё об экологии в одном месте: Всероссийский Экологический Портал Доски объявлений Новосёл.ру Экзотические животные у вас дома. Не забыты и собаки, кошки, грызуны, попугаи, аквариумные рыбки и лошади. Авторские виртуальные , открытки с животными Каталог пород собак бультерьер портала: - бультерьер Zoo Life - Все породы кошек и собак с фотографиями.+ Рейтинг посещаемости ЗОО сайтов: ZooLife-TOP
Дрессировка собак с проблемным поведениeм в Желтых страницах СНГ. Объявление : Профессиональная дрессировка собак - зоопсихолог, судья-дрессировщик Google+ Киевский Форум Объявления щенки, собаки. Породы собак. Питомники собак