Агрессия собак

 

Агрессия собак

фрагмент из книги Карен Оверолл "Клинические методы коррекции поведения собак и кошек"



АГРЕССИЯ СОБАК (фрагмент).

Вплоть до 70-х гг. ХХ в. многие исследования исходили из представления об агрессии как о неком едином феномене, который можно «измерить» подсчетом отдельных проявлений агонистического поведения, например частоты нападений или даже кусания неодушевленных предметов (Azrin et al., 1965). Накопилась довольно обширная литература такого рода, представляющая проблему в высшей степени упрощенно. В последние два десятилетия этот подход неоднократно подвергался критике и должен был бы умереть; однако покойник, по-видимому, не желает быть похороненным. (Fraser, Rushen, 1987, стр.285.)

 

  Современный российский «зоопсихолог»

 

 «Психоаналитик для пуделя - обо мне и моей работе» 

 

 Мои телеинтервью и комментарии в телепередачах 


 10 советов опытного человека

 

  На помощь, Мухтар! Или что такое собака-защитник 

 

 Не делайте из собаки человека! 



Агрессия собак – самое распространенное поведенческое нарушение из встречающихся в ветеринарной практике и самое опасное из наблюдаемых у домашних питомцев (Beaver, 1990, 1993a,b; Borchelt, 1983; Landsberg, 1990a, 1991a; Voith, 1981d, 1983a,b, 1984a; Wright, 1991; Wright, Nesselrote, 1987). Диагностика и лечение агрессии собак – вопрос спорный и противоречивый. Мы еще многого не знаем об этом состоянии; однако это ни в коем случае не должно помешать использованию уже накопленных знаний и имеющихся методов лечения.

В настоящей главе рассматриваются следующие темы:
1. Эпидемиология и последствия собачьих укусов
2. Обзор данных, касающихся породной предрасположенности к агрессии
3. Способы предотвращения агрессии собак и раннего вмешательства в это поведение
4. Мифы о поведении собак, ошибочное его понимание, а также основные вопросы, требующие выяснения
5. Категоризация и диагностика агрессии собак
6. Лечение агрессивных собак
7. Клинические случаи, иллюстрирующие различные формы агрессии.
Прежде чем переходить к обсуждению способов снижения агрессии, очень важно определить, что понимается под этим термином, и вновь рассмотреть особенности социальных систем людей и псовых, способствовавшие одомашниванию собак, а также социальную ситуацию, в которой домашние питомцы вынуждены жить в настоящее время.

ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ

Агрессию лучше всего определять в рамках контекста, а именно как соответствующее или не соответствующее конкретной ситуации проявление угрозы или вызова, которые, в конечном счете, приводят к нападению или подчинению. Эта широкая трактовка включает стандартное определение агонистического поведения и согласуется с определением иерархии как отношений, основанных на способности контролировать доступ к разного рода ресурсам (Immelmann, Beer, 1989).
Важно понимать, что в некоторых обстоятельствах агрессия оказывается адекватным ответом на возникшую ситуацию. Адекватной формой агрессии иногда бывает и оборона. Однако если собака набрасывается на гостей, когда они обнимаются с хозяевами, ее реакция неадекватна и не соответствует контексту. Собаки, защитившие своих владельцев от изнасилования, грабежа или нападения, считаются героями независимо от того, напугала ли собака нападающего одним своим присутствием или же агрессивным поведением – рычанием, оскаливанием зубов, укусами. Агрессию в таких обстоятельствах я бы классифицировала как адекватную, соответствующую контексту. Окажись я жертвой насилия, форма агрессии моей собаки не имела бы для меня значения, но я твердо придерживаюсь мнения, что если достаточно только демонстрации угрозы, то лучше, чтобы собака не кусалась. Если же она все-таки станет кусаться, то желательно, чтобы ее укусы не покалечили человека и не убили. В последнем случае особое значение приобретает способность собаки действовать тонко, с учетом обстоятельств.
Если собака спасла человеку жизнь, то едва ли встанет вопрос о соответствии ее поведения контексту. Однако мы должны рассматривать такие случаи по возможности без эмоций, чтобы понять последовательность поведенческих актов и оценить круг вероятных проблем. Некоторые полагают, что независимо от обстоятельств собака никогда не должна кусаться. Среди полицейских и караульных собак отбраковываются (считаются опасными) те, у которых первая реакция в любой ситуации – нанесение укусов. Этих служебных собак тренируют не использовать зубы и согласовывать свои действия с действиями человека-партнера. Такое поведение относится к так называемой выученной агрессии: собаки обучены проявлять агрессию только в ответ на специфические провоцирующие действия; в остальных ситуациях у них подкрепляют подавление агрессивной реакции, в результате чего они наносят укусы лишь в исключительных случаях.
Однако если собаки никогда (без всяких исключений) не кусали человека, означает ли это, что они, защищаясь, никогда и не укусят его, даже если все другие уровни агрессии оказались недостаточными для устранения опасности? Означает ли это, что до какой бы степени человек не мучил собаку, она не укусит, даже если от этого зависит ее жизнь? Кто-то содрогнется, представив последнюю ситуацию, но здесь встает вопрос межвидовой коммуникации – как, например, собака смогла бы сообщить человеку (особенно ребенку) о своем ощущении, что ее жизнь подвергается опасности. Все это относится и к области этических проблем, обсуждение которых должно быть свободно от предвзятых представлений, если мы хотим понять собачью агрессию и уменьшить риск тяжелых последствий.
Термин провокация следует применять в тех случаях, когда сравнивают собаку, которая может проявить агрессию в определенной ситуации, с собакой, которая никогда себя так не вела в подобных же обстоятельствах. Если известно, что собака имеет склонность к проявлению неоправданной агрессии в определенной ситуации (например, когда до нее хотят дотронуться или погладить по голове), она может быть этим «неумышленно спровоцирована» (по Podberscek, Blackshaw, 1991a), хотя любая другая воспримет это как нормальный жест. Животные с отклонениями от нормы не воспринимают нормальные жесты именно как нормальные; это считается одним из симптомов поведенческого расстройства, которое можно диагностировать и лечить. Важно понимать, что собаки, демонстрирующие не соответствующую обстоятельствам агрессию, не ошибаются в своем поведении и не ведут себя «плохо» – они клинически аномальны, и к ним следует относиться именно так. Стоит признать, что собака является ненормальной, а не по ошибке бросается на людей, – и многие спорные вопросы, в частности агрессия в ответ на попытки корректировать ее поведение, становятся понятными. Из-за того, что у собаки искажено восприятие, нормальное, неугрожающее, непровоцирующее поведение человека становится для нее поводом для агрессии. Критически важный момент для исправления поведения собаки – не «провоцировать» ее. Совершение, даже непреднамеренно, действий, которые собака воспринимает как провокацию, только подкрепляет ее неуместное, нежелательное и, возможно, опасное поведение.

В каких бы ситуациях собаки не проявляли агрессию, важно оценить следующие стороны этого поведения:
1) адекватно ли оно,
2) в каких обстоятельствах проявляется,
3) включает ли угрозы, нападение или проявления подчинения,
4) чем завершается.

Наиболее существенно при оценке поведения в соответствии с этими пунктами – понять, насколько собака может подавить собственную агрессию в ответ на меняющиеся обстоятельства. Социальные ситуации не бывают статичными, поскольку представляют собой непрерывный обмен сигналами и ответами на них. Питомцы с поведенческими отклонениями обычно испытывают затруднения при необходимости реагировать на меняющуюся ситуацию. Нормальные собаки приспосабливаются к переменам гораздо легче.
Хотя собаки, которые лают или рычат, могут оказаться так же опасны, как и те, что кусаются, некоторое представление о том, насколько собака способна подавить свои эмоции, можно получить в результате наблюдения за ее реакциями (врезки 6-1 и 6-2). Если собака никогда не реагирует в данных обстоятельствах, последние, видимо, не ассоциируются у нее какими-то проблемами. Это не значит, что некоторые осложнения не возникнут в будущем, особенно в связи с такими социальными процессами, как установление иерархических отношений или доминирование. У собак с агрессией доминирования (необходимые и достаточные условия ее диагностики см. в Приложении Д) это поведение формируется в период наступления социальной зрелости (от 18 до 24 месяцев), а до начала социального созревания они вполне могли быть неагрессивными (Borchelt, Voith, 1986a). Более реактивные собаки лают, когда другие тихо рычат или оскаливаются (обычно молча); яростное рычание, а также прихватывание зубами и укусы – свидетельства усиления агрессии (см. фиг. 3-3). Имеет значение и положение тела во время этих демонстраций: лежачая поза – знак меньшей реактивности по сравнению с сидячей, которая, в свою очередь, указывает на меньшую реактивность, чем стойка. Это не значит, что собака, которая лежит, не может укусить, но она должна выполнить более длительную последовательность действий перед тем, как примет удобное для нанесения укуса положение, и это дает больше времени для того, чтобы отреагировать или предотвратить нападение. Владельцам собак не следует доверять мифу о безопасности «собаки, виляющей хвостом». Виляющий хвост означает только готовность к взаимодействию. Напряженно стоящая собака со вздыбленной шерстью, прижатыми ушами, лающая, рычащая, оскаливающая зубы и виляющая хвостом, тоже хочет взаимодействовать, но в чрезвычайно агрессивной манере, и только ждет соответствующего намека или сигнала (см. фиг. 3-2). Если собака действительно агрессивна, то бывает достаточно пристально на нее посмотреть или протянуть к ней руку, чтобы произошел запуск агонистического поведения и откровенной агрессии.

Врезка 6-1
ФАКТОРЫ, ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ ДЛЯ ОЦЕНКИ КОММУНИКАТИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ СОБАКИ
1. Положение головы, спины, хвоста
2. Положение ушей
3. Движения хвоста
4. Вздыбливание шерсти
5. Глаза и рот
6. Звуки: лай < тихое рычание < яростное рычание/оскаливание < прихватывание зубами и укусы*
* Это обычная последовательность нарастающих по интенсивности реакций, но в серьезных случаях реакции сразу достигают высокой интенсивности.

Врезка 6-2
СВЕДЕНИЯ, НЕОБХОДИМЫЕ ДЛЯ ОЦЕНКИ ИНТЕНСИВНОСТИ АГРЕССИИ
1. Положение в последовательности нарастающих по интенсивности реакций: лай < тихое рычание < яростное рычание/оскаливание < прихватывание и укусы
2. Соответствуют ли друг другу физические сигналы?
3. Демонстрируется ли предупреждение?
4. Можно ли прервать проявление агрессии?
5. Можно ли подавить проявление агрессии?
6. Можно ли изменить направление активности?

Термин первый укус означает, что собака никогда раньше не кусалась, но это не исключает возможности других проявлений агрессии, выражаемых сигналами, описанными выше. Надлежащее или ненадлежащее поведение собаки могло быть подавлено благодаря хорошей дрессировке или из-за страха, неуверенности или отсутствия возможностей его проявить. Что касается агрессии, связанной с социальным созреванием (агрессии доминирования), то она действительно связана изменением состояния собак, обусловленным переменой в характере ее взаимодействий с социальным окружением. Большинство агрессивных собак имеют клинически аномальное поведение, но эта аномальность обычно прогрессирует и подвержена влиянию социального окружения; как следствие, меняются признаки, отмечаемые владельцем и врачом. Владельцы обычно не замечают изменений в поведении питомца, пока его агрессия не проявится в явной форме, а потому отсутствуют сведения об эффектах раннего вмешательства и возможности переломить тенденцию к нарастанию агрессии. Нам легко понять, что прогрессирующие изменения происходят при инфекционных и неинфекционных заболевания, но почему же мы так не хотим считаться с ними, когда речь идет о поведенческих расстройствах?
Наконец, агрессивных собак не следует описывать как злобных. В основе злобности лежит эмоциональное состояние, которое может не вполне коррелировать с поведением и которое невозможно оценить у собаки. Их можно охарактеризовать как агрессивных или опасных, но злобность – неподходящий термин.

ЭПИДЕМИОЛОГИЯ СОБАЧЬИХ УКУСОВ

Как будет видно из приводимого ниже краткого обзора эпидемиологии собачьих укусов, существующее представление о том, что кусаются подверженные приступам бешенства, подкрадывающиеся, одичавшие необученные животные, не соответствует действительности и что собачьи укусы – более распространенное явление, чем можно судить по статистике обращений к специалистам по поведению.
В США более одного миллиона человек ежегодно сообщают о том, что были покусаны собаками (August, 1988; Beck et al., 1975; Harris et al., 1974). Некоторые случаи имеют летальный исход (Borchelt et al., 1983b; Winkler, 1977). По некоторым данным, в США в результате укусов собак ежегодно умирают 10 человек (Young, 1988a). В результате 50% укусов остаются шрамы и 30% приводят к потерям рабочего и учебного времени (Bergen, De Hoff, 1974; Pickney, Kennedy, 1982).
В США большинство укусов наносят домашние питомцы (Pickney, Kennedy, 1982), это же справедливо и для Австралии (Podberscek, Blackshaw, 1991). Гуляющие на свободе домашние собаки (в особенности когда находятся вблизи от дома) при приближении к ним бывают более агрессивными, чем бездомные (Bikash, Bikash, 1990; Rubin, Beck, 1982; Wright, 1985; 1990b). Сообщалось, что среди бродячих собак, причастных к нападениям со смертельным исходом, весьма значительную часть (37%) составили псы, идентифицированные как питбули (Sacks et al., 1989).
По оценкам, большинство детей до 11-летнего возраста было укушено преимущественно знакомыми собаками; в США ежегодно подвергаются укусам от 2 до 15% детей в возрасте 5 – 9 лет (Beck, 1981; Borchelt et al., 1983b; Kizer, 1979). При опросе 3200 детей в возрасте от 4 до 18 лет 45% из них сообщили, что по крайней мере однажды были укушены собаками (Jones, Beck, 1984). По некоторым данным, укусы животных находятся на четвертом месте среди причин детской смертности (Rice et al., 1956; Undermann, 1987). У детей из-за малого их роста собаки кусают в основном руки, плечи, голову и область шеи (Podberscek, Blackshaw, 1991). Показано также, что 67% укусов детей в возрасте до 4 лет и 56% укусов детей в возрасте 5 – 9 лет приходилось на лицо и шею (Chun, 1987; Kizer, 1979).
Хотя исчерпывающего обсуждения данных об укусах собак в литературе нет, подразумевается, что укусы одинаковой силы, нанесенные челюстями одинаковой конфигурации, более опасны, если поражают голову и шею жертвы, чем если страдает тело или конечности. Более того, если собака бросается на голову взрослого или же преследует человека, то непосредственно перед нанесением укуса она прыгает на жертву и за счет этого ударяет с большей силой и способна нанести более серьезные повреждения, чем при укусе из положения стоя. Весь этот комплекс факторов объясняет, почему большинство трагических случаев наблюдается в 2 возрастных группах жертв, наименее способных защитить себя: очень молодые (дети) и слабые пожилые люди. Семьдесят процентов трагических случаев, связанных с укусами собак, происходит с детьми моложе 10 лет и 10,2% – с людьми старше 69 лет. Частота гибели новорожденных от укусов в 370 раз выше, чем людей в возрасте от 30 до 49 лет (Sacks et al., 1989). К сожалению, другая информация – количество укушенных по возрастам – недоступна из-за неполноты регистрации таких случаев.
Сообщалось (“The Veterinary Records”, 1991), что из 96 случаев укусов собак 85% случилось в доме владельцев, 62% взрослых респондентов были укушены собственными питомцами, 75% укусов детей произошло при посещении ими соседей или друзей, 54% жертв укусов были моложе 15 лет; большинство укусов было нанесено кобелями, причем в большинстве случаев представителями крупных пород, таких, как немецкие овчарки, доберманы, а также стаффордширские бультерьеры. Однако ротвейлеры и доберманы нанесли только небольшую долю повреждений, требующих пластической хирургии. Понятно, что вопрос о влиянии породы следует анализировать более внимательно.
По крайней мере одна работа показывает, что вероятность обращения к врачу выше, если укусы нанесены бродячими собаками (50,3%), чем если это сделали домашние питомцы (29,1%) (Jones, Beck, 1984). Доля обращений в последнем случае все еще удивительно низкая. Случаи укусов, о которых не было заявлено и последствия которых не были проверены, к сожалению, остаются весьма многочисленными, даже когда их регистрация предусмотрена законодательно и когда помощь укушенным оказывалась в службе скорой помощи (Beck, Jones, 1984; Moss, Wright, 1987). Перегруженные работой городские отделы скорой помощи, куда обращается большинство пострадавших от собачьих укусов, выделяют недостаточно времени для того, чтобы точно охарактеризовать их эпидемиологию, а, например, травматологический отдел в госпитале Пенсильванского университета (Филадельфия) не сообщает о лечении небольших ран от собачьих укусов, и там отсутствует персонал, который имел бы время или обязанность заниматься демографией укусов собак. Между тем, имеются сведения (Felthous, 1980; Felthous, Kellert, 1987; Rigdon, Tapia, 1977; Tapia, 1971), согласно которым некоторые типы собачьих покусов служат надежными показателями плохого обращения с детьми. Как всегда, когда не хватает средств, их больше всего не хватает на научный подход и поиски надежных данных. Взаимосвязь жестокого обращения с детьми и жестокого обращения с животными заслуживает большего внимания; Американская ассоциация ветеринарной медицины принимает меры к тому, чтобы такое внимание было обеспечено.
Большинство собачьих укусов, особенно причиняемых детям, случается летом, чаще в выходные дни, преимущественно к ближе к вечеру (Kizer, 1979). Причина нападения определяется не только особенностями поведения собаки, но в определенной степени и обстоятельствами, в которых оно происходит. Большинство укусов наносится в то время, когда и дети, и собаки находятся вне дома и когда они особенно активны (Clifford et al., 1983a,b). Более тесный контакт сам по себе может быть фактором, определяющим частоту укусов, однако если допустить, что это единственная причина, то частота укусов должна возрастать с увеличением такой возможности. Достоверных свидетельств за или против этой точки зрения нет, никто этот фактор не изучал.
Анализ обстоятельств, при которых наносились укусы, приводит к предположению, что хотя тесный контакт имеет большое значение, он все же не единственная причина инцидентов. Чем больше собирается вместе как детей, так и собак, тем выше потенциальная реактивность и тех, и других. И хотя нет объективных способов оценки этого процесса, эмпирические данные о ситуации как в стае собак (Borchelt et al., 1983 a), так и в людской толпе (футбольные болельщики и тому подобное) показывают, что чем более возбуждены отдельные ее участники, тем меньше стабильность и предсказуемость их поведения. Такие обстоятельства предрасполагают к неправильной интерпретации сигнального поведения одной или обеими сторонами. Возникает конфликт, который в данных условиях приводит к проявлению насилия, а не к отступлению.
В случае агрессии собак по отношению к детям оба участника конфликта имеют сходную эволюционную историю социальных отношений и в достаточной мере перекрывающиеся средства общения, так что становится возможным ошибочное понимание сигнала, имеющего в зависимости от степени выраженности два разных значения и передающего два разных сообщения (Smith, 1965, 1977). При взаимодействии с собаками дети могут проявлять недостаточную координацию движений и, кроме того, могут казаться непредсказуемыми из-за внезапных изменений поз и большого диапазона звуков, издаваемых в состоянии возбуждения. Некоторые формы поведения маленьких детей и интенсивность детского поведения способны напугать собаку и восприниматься ею как угроза. А такие элементы поведения, как резкий визг, могут быть ошибочно восприняты собакой как звуковые сигналы, издаваемые жертвой. Многократные укусы, которые собаки иногда наносят в этих обстоятельствах, отражают характерное для псовых «встряхивание и убийство жертвы» и свидетельствуют о том, что они действительно ошибаются в понимании сигналов и ситуации. Кроме того, в состоянии возбуждения у участников конфликта, особенно у детей, снижается способность оценивать изменения мотивации и проявляемую готовность к совместным действиям. Вероятность обоюдного непонимания и неадекватной реакции собаки – иногда с ужасающими последствиями – очень велика, даже если речь идет о собаке с нормальным хорошим поведением, не обнаруживавшей ранее признаков агрессивности. И дети, и собаки бывают непредсказуемыми, и их взаимодействие может быть опасным. Это заключение полностью совпадает с эпидемиологическими данными о собачьих укусах, но совершенно несовместимо с концепцией о склонности к агрессии у определенных пород. Подробное объяснение этого будет дано в следующем разделе.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ РАЗВИТИЯ АГРЕССИВНОСТИ

Травмирующий опыт, полученный в раннем детстве, по-видимому, играет не столь существенную роль в возникновении проблемного поведения у собак, как у людей. Однако существуют периоды онтогенеза, в течение которых животные наиболее восприимчивы к воздействию определенных стимулов – так называемые чувствительные, или сенситивные периоды (Bateson, 1979; Clark et al., 1951; Denenberg, 1968; Fox, 1956 b; Scott, Fuller, 1965). Эти периоды требуют особого внимания, поскольку с ними бывает связано последующее развитие поведенческих нарушений. Если животное не подвергалось действию соответствующих стимулов в сенситивный период, оно может никогда не сформировать типичный или желательный репертуар поведенческих реакций. Сроки этих периодов у собак точно определены. Полное описание ранних периодов развития см. в гл. 3.
Бродячая собака, которая производит потомство на улице, может вырастить щенков, хорошо приспособленных к меняющимся обстоятельствам уличной жизни и хорошо социализированных в собачьем обществе. Однако эти щенки будут бояться людей. Если их взять в дом, потребуются огромные усилия, чтобы сделать их нормальными домашними собаками. В большинстве случаев у них так и сохраняется присущие с детства боязливость, неуместная приветливость и игровое поведение. Нарушения их поведения обычно выражаются в попытках спрятаться, дрожании, мочеиспускании при возбуждении или в агрессивности. Людей, готовых попытаться реабилитировать таких щенят, по-видимому, гораздо меньше, чем желающих реабилитировать одичавших кошек. В течение последних двух лет мы столкнулись только с одним представителем первой группы и с полудюжиной – второй. Скорее всего, это объясняется убежденностью в том, что собаки, имевшие в раннем возрасте мало контактов с людьми, становятся более агрессивными и опасными, чем кошки с таким же опытом.
Щенки, очень рано отнятые от матери и выращиваемые на искусственном вскармливании, подвергаются риску формирования неадекватного социального поведения по отношению к сородичам. Если они живут в изоляции от других собак в течение этого периода (что бывает редко), формирование таких нарушений возможно, но это могло быть причиной лишь очень немногих случаев внутривидовой агрессии, с которыми я сталкивалась. Тем не менее, порой этого нельзя исключить.
Если щенки остаются у заводчиков в течение длительного времени (до 3–4 месячного возраста) и лишены знакомства с новой обстановкой и людьми, то в дальнейшем у них могут наблюдаться неуместные, неадекватные реакции. Если во время длительного пребывания в питомнике щенки контактировали только с несколькими людьми, то свое поведение по отношению к ним они могут впоследствии распространить на любых незнакомых. Более характерна ситуация, когда щенки, взятые из питомника, испытывают страх ко всему новому, к тому, с чем они до сих пор не сталкивались. Иногда страх оказывается настолько сильным, что такие собаки не способны выходить из дому или идти по улице. Это их состояние поддается некоторому улучшению с помощью модификации поведения и фармакологического вмешательства, но, вероятно, его невозможно полностью устранить.
Взаимодействие генотипа и внешних условий исследовалось в связи с проблемой влияния окружающей среды на развитие агрессивности в раннем возрасте. Имеются данные об усилении агрессии у самцов мышей при изоляции их от других самцов (Denenberg, 1973). Самцы мышей, выращенные только с самками, отличались повышенной агрессивностью во взрослом состоянии (Namikas, Wehmer, 1978). Можно думать, что отчасти такие эффекты связаны с тем, что взаимодействия с другими самцами в процессе становления социального поведения способствуют подавлению агрессии. Сообщалось об усилении агрессии у воспитанных в изоляции макак-резусов (Bernstein, 1981). Мышата, полученные от неагрессивных родителей, но выращенные агрессивными мышами, тоже становились агрессивными (Southwick, 1967, 1968), однако такой эффект воспитания наблюдается не у всех видов. Агрессивные по своей природе скорпионовые хомячки, выкормленные представителями неагрессивного вида – белоногими мышами, стали менее агрессивными, но в обратной ситуации изменений не обнаруживалось (McCarty, Southwick, 1979). Пфаффенбергер и Скотт (Pfaffenberger, Scott, 1959) утверждали, что щенки, пробывшие в питомнике дольше 14 недель, никогда не становятся нормальными: у них на всю жизнь сохраняются робость и недоверие к людям. Если щенков берут в дом в возрасте 8 недель, но далее их общение ограничивается лишь одним человеком или очень немногими людьми, они тоже испытывают трудности, попадая в другие условия.
Из сказанного становится ясным, что лучшее время брать щенков – это возраст 7,5-8,5 недель. В это время они подготовлены к тому, чтобы поменять дом, и им принесет максимальную пользу воздействие новых факторов социальной среды. Однако следует сделать два предостережения: вполне допустимо брать собаку в более позднем возрасте, но при условии, что она контактировала со многими людьми, а не с одним только заводчиком; необходимо также помнить, что в это время щенки приобретают новый опыт, и процесс привыкания к новому дому не должен вызывать у них страха, боли или ассоциироваться с тяжким испытанием – травматичной транспортировкой, болезненной операцией (купированием хвоста и ушей, нанесением татуировки) или жестокими наказаниями. И хотя знание и соблюдение наиболее благоприятного периода не гарантирует того, что в будущем проблемы не возникнут, владелец собаки может минимизировать риск появления тех проблем, что формируются из-за отсутствия нужных стимулов в нужное время.
Важно принимать во внимание, что такие факторы, как спокойный, общительный характер конкретного щенка и усиленное внимание, которое он получает, отчасти сглаживают последствия неблагоприятных условий прохождения сенситивного периода, но в какой мере это возможно – остается неясным. Ранний опыт оказывает влияние на развитие мозга, однако степень того, насколько раннее воздействие соответствующих раздражителей формирует когнитивные структуры у собак, изучено недостаточно.

РАННЕЕ ВМЕШАТЕЛЬСТВО И ПРИНЦИПЫ ЛЕЧЕНИЯ

Как показывают рассмотренные выше данные, возникновение некоторых (немногих) поведенческих расстройств можно полностью предупредить, а развитие ряда других существенно ослабить при своевременном вмешательстве в раннем возрасте.
Подобно сахарному диабету, агрессивность неизлечима, но в большинстве случаев может быть поставлена под контроль. Ретроспективный анализ прогнозов в случаях агрессивности собак, наблюдавшихся в Поведенческой клинике Пенсильванского университета, показал, что единственным и лучшим условием достижения успеха было активное участие владельца собаки в проведении коррекции, когда он действительно прикладывал максимум усилий. Успех считали достигнутым, если клиент вместе со специалистом по поведенческой медицине приходили к заключению, что поведение собаки значительно улучшилось, и клиент ощутил комфорт и удовлетворение от сосуществования с ней. Из-за потенциальной опасности агрессивного поведения собаки и связанной с этим ответственности необходимо, чтобы в каждом случае и врач и клиент здраво оценивали, чего можно ждать от данной собаки, а также то, чего хочет клиент и как он может действовать. Требования в разных домах разные. Собака, не проявляющая агрессии в семье, где нет детей, может оказаться небезопасной в доме, где есть дети. Было бы нечестно и, возможно, опасно гарантировать надежность любой собаки, включая прошедших лечение по поводу агрессивности. Собака, кажущаяся «вылеченной», может дать рецидив, если хозяин прекратит подкреплять у нее желательное поведение. Если речь идет о собаке с агрессией доминирования, то очень важно никогда не позволять ей добиваться своего, даже если она использует слабые, неагрессивные сигналы типа толкания мордой.
До тех пор, пока не будет оказана квалифицированная помощь, владельцам следует избегать обстоятельств, заведомо провоцирующих агрессию. Всякий раз, когда животное совершает какое-то нежелательное для хозяев действие, оно тем самым получает подкрепление, а значит, это действие лучше усваивается. Нельзя допускать, чтоб собака получала подкрепление своего неприемлемого поведения. Лечение обычно позволяет снизить чувствительность собаки к обстоятельствам, на которые она реагирует агрессивно, но первый и главный шаг к минимизации опасности – это устранение таких обстоятельств.
Лечение собачьей агрессии основано и на поощрении, и на наказании. Наш опыт показывает, что успешной коррекции агрессивного поведения животных удается достичь более чем в 85% случаев; в 75% случаев достигаются улучшения, достаточные для того, чтобы животные не казались аномальными. «Улучшение» означает, что наблюдаются только единичные эпизоды пассивной или активной агрессии, и по сравнению с имевшими место до лечения они менее интенсивны, легче прерываются и сопровождаются усилением контактности и дружелюбного поведения собаки. Менее 10% собак из числа наших пациентов были подвергнуты эвтаназии через год после постановки диагноза. Временные рецидивы нередко встречаются в тех семьях, члены которых полагают, что животные вылечены полностью и, следовательно, стали вполне нормальными. Эвтаназия – крайняя мера, но это лучше, чем избавление от опасного животного путем "спихивания" его кому-то еще. В одной работе, где изучали факторы, приводящие к эвтаназии агрессивных собак, было обнаружено, что люди предпочитали усыпить животное, если считали его поведение «непредсказуемым» (Reisner et al., 1994). Эти данные убедительно показывают, как велико значение точного диагноза, как важно, чтобы владелец понимал поведение собаки и ее коммуникативные сигналы. В условиях раннего вмешательства и расширения информированности хозяина эвтаназия как способ "обращения" с трудными животными станет уже не правилом, как сейчас, а исключением из правил.
Ранние признаки, предвещающие агрессию, в большинстве случаев распознаются тогда, когда хозяин усвоил, на что нужно обращать внимание при установлении контактов с собакой. Легче создать хороший поведенческий контакт, чем прервать плохой. Для того чтобы коррекция (с помощью наказания) достигла цели, лучше всего, чтобы она последовала в первую же секунду, но допустимо и в течение первых 30–60 с после возникновения неприемлемого поведения (Voith, Marder, 1988). Поведение – это последовательность действий, а не просто событие. Если вызвать у животного страх – ошеломить его – в течение первых 1-2 с после начала нежелательных действий, это будет наиболее эффективно, поскольку чем раньше в цепи этих действий происходит какое-то изменение или возникает испуг, тем легче отучается от них животное. Например, собака, которая обычно ворует со стола, не будет сразу прыгать и хватать кусок, как только окажется поблизости. Более вероятно, что она войдет в комнату, где находится стол, осмотрится вокруг, принюхается, подойдет к столу, исследует его, поднимется на задних лапах и только тогда стащит кусок. Если вспугнуть ("турнуть") собаку в тот момент, когда она только начинает принюхиваться и осматриваться, цепочка действий, которые могли бы за этим последовать, прервется до того, как она поймет, что ей достаточно приподняться, чтобы схватить кусок. Какое бы наказание не было выбрано, оно должно напугать собаку настолько, чтобы прервать ее нежелательное поведение и избавить ее от любых попыток опять его возобновить (Borchelt, Voith,1985; Domjan, Burkhard, 1985; Voith, 1986). Наказание как фактор коррекции поведения преследует цель снижения вероятности нежелательных действий в аналогичных условиях в будущем. Эта цель может быть достигнута только в том случае, если нежелательное поведение в полной мере подавлено с помощью коррекции. Впоследствии у щенка можно выработать более приемлемые реакции, научив его, например, по команде сидеть или лежать (Hart, 1978a; Voith, 1982 a,b). Это естественные позы собаки, которые свидетельствуют о более низком положении в социальной иерархии. Такие позы служат перерывом в действиях щенка и приучают его к тому, что хозяин в данной ситуации занимает лидирующее положение, а потому он, щенок, должен демонстрировать подчиненное поведение и ждать от хозяина сигнала одобрения. В основе проблем, связанных с агрессивностью, лежит тот факт, что данные собаки ненормальны, они не способны ориентироваться в ситуации и демонстрируют не соответствующее контексту поведение. Цель раннего вмешательства – добиться идеального подчинения щенка голосовым командам и научить его, опираясь на подсказки хозяина, лучше ориентироваться в ситуации.
Агрессия, связанная с пищей, – пример довольно часто встречающейся ситуации, в которой раннее вмешательство приносит огромную пользу. Агрессивность при охране корма нередко служит предвестником агрессивности, связанной с борьбой за доминирование, но может проявляться и в отсутствие какой-либо другой формы агрессии. Поэтому лучше считать ее отдельным нарушением, не объединяя с агрессией доминирования (Beaver, 1983; Borchelt, Voith, 1982a; Voith, Marder, 1988). (Необходимые и достаточные условия диагностики индивидуальной агрессивности см. в Приложении Д.) Собаки, которые охраняют свою миску, обычно агрессивны и при получении объедков со стола, а также жевательных и натуральных костей; с помощью последних особенно легко выявить этот тип агрессивного поведения. В целом, данная форма агрессии очень плохо поддается лечению, и намного проще и безопаснее избегать подачек, дачи костей (в том числе жевательных) и кормить собаку в изоляции. Так что же следует делать хозяину собаки при первых признаках этой агрессии, пока она еще не стала неразрешимой проблемой?

С ЧЕГО НАЧАТЬ

Всех щенков необходимо научить сидеть и оставаться в таком положении за похвалу или кусочек лакомства; ни один щенок старше 7 недель не может считаться слишком маленьким, чтобы это усвоить (Voith, 1982a,b,c). Владельцам следует постоянно тренировать щенка садиться по команде и ждать, пока его покормят, а также сидеть, когда у него забирают миску. Первые признаки агрессии могут быть прерваны жестким «нет!» или «фу!» и удалением щенка из помещения. Щенок должен потом заслужить возвращение к еде выполнением команд «Сидеть!» и «Остаться!» (или «Ждать!») в положении сидя. Смысл этого типа рекомендаций состоит в том, что собака должна воспринимать хозяина как единственную личность, от которой нужно получать информацию о правильности своего поведения. Если щенок продолжает угрожать, значит, пора обратиться за помощью к профессионалу. Даже если щенок научился отдавать свою миску, нужно обсудить с клиентом вероятность развития агрессии, связанной с доминированием, в более старшем возрасте.
Хотя агрессия доминирования возникает обычно по достижении социальной зрелости, – как правило, между 18 и 24 месяцами (возможны варианты от 12 до 36 месяцев; Voith, Borchelt 1982a; Voith, 1981), – раннее вмешательство представляется очень важным. Собаки с данным поведенческим синдромом вызывающе ведут себя и угрожают владельцу и другим людям. Получая команды хозяина, они пытаются контролировать его действия пристальным взглядом, лаем или рычанием. Они рычат или кусаются, когда через них перешагивают или беспокоят во время сна. Зачастую за ними остается «последнее слово» при подаче хозяином словесных команд, а во время физического наказания, в том числе с использованием ошейника-удавки, они становятся еще более агрессивными. Это состояние поддается соответствующей коррекции и контролю. Его можно распознать еще до того, как собака кого-то искусала, если владелец будет следить за предвестниками агрессии, упоминавшимися ранее. Как только обнаруживается хотя бы один (любой) из этих ранних признаков, следует начинать формирование навыков, которые заставят собаку подчиняться всем требованиям хозяина. Это могут быть простые навыки, такие, как посадка с выдержкой без отвлечения на посторонние раздражители, кормление, игра, отход или подход, уход за шерстью и т.д. (Voith, 1982). Собака должна научиться оценивать уместность или не уместность своего поведения по сигналам хозяина. Не следует применять абсолютно никаких физических наказаний; в противном случае возможно усиление агрессивности по отношению к хозяину, что весьма опасно. Раннее вмешательство позволяет предотвратить надвигающуюся опасность и причинение вреда. В разговоре с владельцем проблемной собаки следует подчеркивать, что нарушения поведения, включающие агрессию, можно только контролировать, но не излечивать, и что поддерживать данный уровень дисциплины придется на протяжении всей жизни собаки.
Принципы коррекции обсуждаются в гл. 12. Комментарии относительно лечения специфических агрессивных расстройств приведены сразу за обсуждением агрессии, но предполагают знакомство с основными понятиями, изложенными в гл. 12.

РОЛЬ ТРЕНИРОВОК: ЧЕМ ОНИ ПОМОГУТ, А В ЧЕМ НЕ СМОГУТ ПОМОЧЬ

Обучение послушанию, щенячий детский сад и индивидуальная дрессировка – каждое из этих воздействий выполняет свою роль. Они очень помогают своевременно распознать признаки возможных осложнений, хотя и не предотвращают их. Можно с уверенностью сказать, что все эти меры бывают чрезвычайно полезны, особенно для тех собак, у которых ограничена возможность общения с сородичами или же чьи владельцы мало что знают о собаках. Они неоценимы с точки зрения получения собакой и ее хозяином навыков взаимодействия и учат владельцев понимать разнообразие поведения своих питомцев и их реакцию на обучение. Но при возникновении отклонений такие меры оказываются неравноценной заменой вмешательства специалиста по коррекции поведения (Overall, 1994g). Большинство проблемных ситуаций состоит не в том, что собаки плохо себя ведут, а в том, что они не нормальны. Поэтому нельзя относиться к ним, как к нормальным животным с плохим поведением, нельзя ожидать нормальных ответов на какую-либо усиленную коррекцию – это опасно как для животного, так и для клиента. Негативные последствия неправильной дрессировки, особенно с использованием физических наказаний, наконец-то стали предметом специальных исследований (Myles, 1991). Не следует рекомендовать клиентам затягивать на собаке ошейник-удавку, чтобы подавить агрессию, поскольку, если хозяину не удастся заставить собаку отступить, она может начать борьбу, что называется не на жизнь, а на смерть, и он рискует получить травму; собака же из-за того, что у нее пережата шея, рискует получить повреждение сосудов глаз, травму трахеи или пищевода и периодически повторяющийся паралич языкоглоточного нерва. Мы наблюдали несколько случаев паралича языкоглоточного нерва, вызванного тем, что собаку поднимали на ошейнике-удавке, причем все – с летальным исходом, несмотря на терапию, включавшую искусственную вентиляцию легких.

СИСТЕМАТИЗАЦИЯ СИМПТОМОВ, ДИАГНОЗ И ЛЕЧЕНИЕ

Первоначально при обсуждении феномена агрессии основное внимание уделялось ее «мотивации» и нейрофизиологическим механизмам, о которых судили на основе данных, полученных на грызунах (Blanchard, 1984; Blanchard, Blanchard, 1977, 1981, 1984 a,b; Blanchard et al., 1984 a, b, c,). У крыс, мышей и хомячков обнаружены четкие поведенческие и мотивационные различия между агрессией нападения (владелец территории кусает спину чужака) и защиты (вертикальное боксирование в ответ на появление чужака или на электрошок). Хайнд (Hind, 1956) и Тинберген (Tinbergen, 1957) утверждали, что существуют два компонента мотивационной основы территориальной агрессии: привязанность к участку и враждебность. Эти предположения согласуются с аналогичными представлениями Бланчарда; примечательно, что последние были сформулированы еще до получения первых неврологических данных, подтверждавших различия между территориальной, межсамцовой и материнской агрессией. Райс (Reis, 1974) применил термин "неаффективная агрессия", чтобы обозначить те ее формы, которые не связаны с активацией вегетативной нервной системы (игровая, материнская, хищническая, половая и агрессия, связанная с органическими причинами). К аффективной относят агрессию, обусловленную сильным возбуждением вегетативной нервной системы и сопровождающуюся симпатоадреналовой активацией (вызванная болью или страхом, связанная с доминированием, а также конкурентная, внутривидовая, защитная, выученная и переадресованная агрессия). Хотя эти исследования способствуют пониманию клеточных и нейрохимических основ агрессии, интуитивно они не кажутся полезными для диагностики и коррекции патологической агрессивности. В более широком социальном контексте агрессию можно рассматривать как способ решения животным определенных задач (Archer, 1988). Следовательно, систематизация проявлений агрессии в зависимости от ее функций и причин может основываться на анализе поведения в зависимости от контекста (Brain, 1981). Такой подход не противоречит ранее рассмотренным; агрессия, которая выполняет функцию защиты, может быть и наступательной, и оборонительной в зависимости от формы проявления, мотивации или физиологии (Archer, 1988). Для понимания «нормального» диапазона агрессивного поведения и отнесения к «аномалии» каких-то его проявлений очень полезны функциональные классификации (уровень 1, см. врезку 1-1) (Moyer, 1968; Brain, 1981; Brain, Haug, 1992).
Следует подчеркнуть, что рассмотренные классификации – отнюдь не единственный способ отображения уровней механизмов, лежащих в основе агрессивности (уровни 2 – 5, см. врезку 1-1 и для сравнения приложение Д).
В Поведенческой клинике Пенсильванского университета выделяют следующие категории агрессии (Young, 1988a; вслед за Borchelt, Voith, 1982a и на основе Moyer, 1968): материнская, территориальная и защитная (по отдельности или вместе), внутривидовая, переадресованная; связанная с пищей, связанная с доминированием, собственническая, хищническая, идиопатическая, игровая, обусловленная страхом и обусловленная болью. Другие авторы используют и эти, и сильно отличающиеся от них категории (Beaver, 1983; Blackshaw, 1991; Hart, 1985b; Hart, Hart, 1985a; Houpt, 1979, 1991b; Mugford, 1984b; O’Farrell, 1986, 1990; Wright, 1991). Категории, для которых нет точного определения (например, агрессия, связанная с раздражительностью, – по Young, 1988; Houpt, Reisner, 1995), конкурентная агрессия (по Hart, 1985b), не включены в данную классификацию, поскольку их признаки обычно неспецифичны и могут быть отнесены к другим категориям. Все проявления агрессии, обсуждаемые здесь, во всех случаях представляют собой диагнозы поведенческих расстройств; ни одно из них не относится к нормальному, соответствующему ситуации поведению. Поэтому выученная, или приобретенная агрессия специально дрессированных собак исключена из обсуждения. Любое неуместное или аномальное поведение может быть усилено обучением (например, условнорефлекторная агрессия – по Thompson, 1969). Приводились доводы, что терминологию ветеринарной поведенческой медицины следовало бы привести в соответствие с применяемой в психиатрии (Wlaker, 1993); однако категории агрессивных состояний человека трудны для определения, не всегда прямо связаны с поведением или не приложимы к собакам. То обстоятельство, что большинство проявлений неуместной агрессии собак может быть связано с их тревожностью, будет обсуждаться ниже (Overall, 1993b-d, 1994c, 1995a,b)…

У собак–пациентов Поведенческой клиники Пенсильванского университета, наиболее часто встречаются следующие формы агрессии: агрессия, связанная с доминированием (около 20% случаев), и агрессия, обусловленная страхом (10%;). У большинства агрессивных собак, наблюдавшихся в клинике, выявлялось два или больше типов агрессии, в среднем 4. В нескольких случаях было диагностировано более 4 типов агрессии, рекордное количество – 9. В целом, чем больше типов агрессии демонстрирует животное, чем в более раннем возрасте она проявилась, чем интенсивнее и чаще ее приступы, особенно если эти показатели нарастают с течением времени, тем хуже прогноз.

ОБЩИЙ ПОДХОД К ЛЕЧЕНИЮ АГРЕССИИ

Выше были обсуждены специфические приемы для работы с каждым типом агрессии. Описание рациональной коррекции поведения в общих чертах приведено в гл. 12. Принципы модификации поведения трудно применять, не имея практики (Voith, 1979a, b; 1980h; 1981a; 1986). Однако понимание этих принципов позволит старательному практику подобрать подходящий терапевтический режим воздействия для каждого пациента. Примеры поэтапного подхода к лечению и диагностике агрессии приведены во врезках 6-12 и 6-13. Тем не менее, клиенты должны понимать, что первым этапом коррекции любых агрессивных отклонений должно быть исключение обстоятельств, с которыми связаны ее проявления. Каждый раз, когда животному удается успешно совершить какое-то нежелательное действие, оно тем самым подкрепляет это поведение (Azrin, 1965; Potegal, 1979). Прерывание и коррекция агрессии не столь безопасны и успешны в начале лечения, как предупреждение ее проявлений. Наказание в отсутствие других корректирующих воздействий может превратить любую агрессивную собаку в более опасную и успешную в демонстрации ее агрессии. Жестокое обращение всегда делает животное более опасным и менее предсказуемым.

Врезка 6-12
ПОЭТАПНЫЙ ПОДХОД К ПРОВЕДЕНИЮ КОРРЕКЦИИ ПОВЕДЕНИЯ В СЛУЧАЯХ, ВКЛЮЧАЮЩИХ АГРЕССИЮ
1. Точная оценка агрессивных наклонностей (очень важен правильный диагноз, рассмотрите необходимость направления к специалисту)
2. Предостережение клиента
3. Составление плана действий, касающихся как пациента, так и домашнего окружения
• Вопрос кастрации
• Изменение окружающей обстановки
• Модификация поведения
• Снаряжение
4. Предшествующий лечению анализ крови и уточнение диагноза
5. Вызов клиента через неделю с целью:
• оценить успехи
• ответить на его вопросы
• спросить о специфических реакциях собаки
• использовать ответы клиента для подтверждения или пересмотра диагноза
• изменить план
• назначить повторное обследование

Роль эндогенных гормонов
Изучению роли гормонов, в первую очередь половых, и их потенциального влияния на нежелательное поведение посвящено много работ. Хотя, по оценкам, 90% всех собак с агрессией доминирования составляют кобели (Voith, Borchelt, 1982a), тестостерон не является причиной этого типа агрессии. Правильнее было бы рассматривать тестостерон как модулятор поведения, который способствует развитию и нарастанию агрессивности. Как говорилось выше, если собака уже проявила агрессивность, кастрация повлияет лишь на степень ее выраженности. Другие признаки диморфизма в поведении, связанные с наличием тестостерона, включают мечение мочой с подниманием ноги, склонность к бродяжничеству и некоторые типы садок. Значение садок не вполне ясно, поскольку они могут быть элементами вызова и доминантного поведения в такой же степени, как и сексуального поведения; вопрос о возможных нюансах в выполнении садок в обеих ситуациях практически не изучен. Хопкинс с соавторами (Hopkins et al., 1976) установили, что в результате кастрации уровень тестостерона снижается в течение 6 ч после операции, и в основном это снижение завершается через 72 ч. В 90% случаев после кастрации ослабевает склонность к бродяжничеству у кобелей, проявлявших ее до операции; в 62% случаев снижается агрессивность кобелей друг к другу; минимум на 50% уменьшается мечение мочой и на 80% – количество садок. Маркирование, садки и в меньшей степени (из-за описанного модуляторного эффекта) драчливость относятся к сложным формам поведения, которые контролируются не только гормонами. Такие формы поведения во многом зависят от приобретенного опыта (что многие игнорируют). Если привычка к мечению уже появилась, одна только кастрация не решит проблемы, хотя и сгладит ее; причина в том, что большую роль в этом поведении играет научение. Такой же логики следует придерживаться в отношении садок.
В заключение еще одно предостережение. Оно касается склонности приписывать чрезмерное значение внутренней фармакологической среде (гормональному фону) в отношении причин и этиологии поведенческих нарушений. Важно отметить, что в большинстве своем причиной агрессии являются социальные, а не гормональные факторы. Конечно, гормоны способны модулировать поведение. Соответственно, продолжается изучение влияния гормонов щитовидной железы, а также гормонов оси гипоталамус–гипофиз–надпочечники. Скорее всего, здесь обнаружится сложная взаимосвязь, а не прямое действие какого-то одного фактора. В отсутствие точного диагноза, учитывающего все клинические признаки и оценки, не следует подходить к лечению вслепую и дополнять его какими-нибудь фармакологическими препаратами.

Врезка 6-13
ПОЭТАПНЫЙ ПОДХОД К УСТАНОВЛЕНИЮ ДИАГНОЗА В СЛУЧАЯХ ПРОЯВЛЕНИЯ АГРЕССИИ
I. Диагноз
1. Рассматривайте диагноз как гипотезу, которая будет отклонена или подтверждена.
2. Рассматривайте реакцию на лечение как данные, подтверждающие или отклоняющие гипотезу.
3. Учитывайте, что специфические элементы поведения, связанные с диагнозом, – это всего лишь корреляции; из этого следует, что если собака не всегда проявляет все признаки, характерные для агрессии доминирования, это не исключает наличия у нее этой формы агрессии.
4. Составьте перечень отклонений.
5. Обобщите данные о проблемном поведении по параметрам: частота/обстоятельства/вероятность.
6. Составьте перечень диагнозов и/или проблем.
7. Сведите к минимуму «цену ошибки» (диагноз как гипотеза).
8. Предложите позвонить специалисту или сошлитесь на него.

II. Предостережение
1. Любая агрессивная собака, независимо от того, что именно вызывает ее агрессию, потенциально опасна, даже если вы думаете, что эта агрессия проявляется как уместное, соответствующее обстоятельствам поведение.
2. Предупредите клиента об опасности агрессии, агрессивных наклонностях собаки и юридической ответственности владельца (но это не должно быть похоже на юридическую консультацию)
3. Предложите использовать таблички «Осторожно, собака»
4. Предупредите друзей, соседей и представителей муниципальной власти
а) направьте письма
б) обеспечьте помощь в лечении собаки
5. Предложите клиенту застраховаться на случай чрезвычайной ситуации
6. Определите цели коррекции
• работа в команде
• момент окончания
• разуверьте клиента в возможности простого излечения
7. Предложите выслушать мнение еще одного специалиста
8. Будьте очень осторожны при рекомендации эвтаназии, особенно в качестве первого средства
9. Ведите подробнейшие протоколы консультаций.
Пример диагноза
Общие сведения. Двухлетний кастрированный кобель, 34 кг, дворняжка

Перечень проблем. Находясь на улице на поводке, рычит на приближающихся к нему прохожих; стремится убежать прочь. Рычит и лает на всех посторонних, едва они входят в дом, очень уверенно ведет себя в доме. Рычит на хозяйку, когда она пытается забрать у него жевательную кость, но не делает этого при попытке взять его миску. Тянет, идя на поводке. Напрыгивает на посетителей. Прыгает на кухонный стол, чтоб увидеть, что на нем находится. Отталкивает и ударяет хозяйку, когда она говорит по телефону или читает.

Диагнозы. Агрессия, связанная с пищей; территориальная агрессия (может быть и адекватной, соответствующей обстоятельствам); агрессия, вызванная страхом, при приближении посторонних; поведение привлечения внимания; невоспитанность в целом.

Рекомендации. Жевательные кости – ограничить, а возможно, и совсем изъять или же давать, только когда собака изолирована. Прыжки, возможно и не злонамеренные, могут навредить кому-то. Если при вынужденном контакте с незнакомыми людьми агрессия будет усиливаться – это необходимо откорректировать и выяснить, боится ли собака чужих людей или боится находиться вне дома. Поведение защиты территории – соответствует ли оно обстоятельствам и способен ли хозяин контролировать его? Связано ли оно с внутренней тревогой или только с отсутствием воспитания? Разъясните клиенту, что собака находится в периоде социального взросления, когда и возникает агрессия, связанная с пищей. Используйте пассивные и активные приемы модификации поведения и в зависимости от результатов подтвердите или пересмотрите гипотезы (диагнозы). Потребуется оценка результатов при следующем посещении и, возможно, дальнейшая коррекция.


Факторы, влияющие на успех коррекции
Оценка улучшения поведения обычно субъективна (Beaver, 1983; Houpt, 1983; Line, Voith, 1984). В Поведенческой клинике Пенсильванского университета, наряду с такой субъективной оценкой, применяется также прямое измерение параметров поведения как до, так и в процессе лечения. Это позволяет нам точно устанавливать, когда поведение действительно изменяется, а не только полагаться на восприятие хозяина собаки.
На успех коррекции влияют пять основных факторов: готовность клиента сотрудничать; возраст собаки, в котором проявились первые признаки нежелательного поведения; предсказуемость вспышек агрессии; длительность наличия данного поведения и характер изменений поведения в ответ на модификацию условий среды, модификацию поведения и фармакологическое вмешательство. Если владельцы считают вспышки агрессии непредсказуемыми, это повышает вероятность эвтаназии собаки (Reisner et al., 1994). Из всех перечисленных факторов самым важным представляется первый – готовность клиента сотрудничать. Мы, ветеринары, рассчитываем на то, что клиенты будут принимать все рекомендованные нами меры и сообщать об обнадеживающих или вызывающих беспокойство результатах. Соответственно, они должны отнестись к нашим рекомендациям с полным вниманием. Подчеркивайте это в беседе с клиентами с самого начала. Впоследствии, если коррекция поведения не оправдает ожиданий, они не будут нести бремя вины за неудачу, если правильно выполняли указания. Остальные факторы взаимосвязаны. Чем моложе было животное, когда начались проблемы с поведением, чем менее предсказуемы вспышки агрессивности, чем продолжительнее период, в течение которого наблюдались эти вспышки, чем более они часты и интенсивны, – тем хуже прогноз. Одна из причин – нежелательное поведение закрепляется в ходе повторения, т.е. вместе с указанными параметрами растет вклад приобретенного компонента поведения. Способность хозяина предвидеть вспышку агрессии и своевременно предупредить ее невозможно переоценить. Владельцы собак, искренне желающие добиться успеха в проведении коррекции, обычно этому научаются. Об этом свидетельствует высокая доля улучшений поведения (90% в значительной степени, 75% в высокой степени) у собак, наблюдаемых в Поведенческой клинике Пенсильванского университета.

КЛИНИЧЕСКИЙ СЛУЧАЙ 1
Общие сведения. Сноу, 7-летняя кастрированная сука, 48 кг, пиренейская горная собака.
Причина обращения. Агрессия по отношению к хозяину и к живущим в семье собакам меньшим по величине.
Анамнез. Хозяева взяли эту собаку 5 месяцев назад из Центра спасения пиренейских горных собак. До того времени она, по-видимому, всю свою жизнь провела на ферме. Хозяйка этой фермы умерла, и собака была продана на аукционе вместе с фермой. Люди, которые приобрели хозяйство, спустя несколько месяцев решили, что собака им не нужна, и поместили ее в указанный Центр. Информация о ее поведении до того времени, как она попала в Центр, отсутствует.
В новом доме Сноу вела себя прекрасно в течение первых трех месяцев. Вскоре после этого она начала проявлять агрессию по отношению к одной из собак, живущих в доме (8-летняя кастрированная сука, весом 18 кг, метис), но нормально общалась с другой – 2-летней кастрированной сукой породы пиренейская горная собака. Конфликты с меньшей собакой происходили во время еды, размещения для сна и просто когда собаки оказывались рядом. Однажды Сноу укусила маленькую собаку настолько серьезно, что пришлось накладывать швы. Во время осмотра Сноу часто смотрела на маленькую собаку, которая съеживалась и стремилась спрятаться за хозяйкой, как только встречалась с ее пристальным взглядом. Недавно между этими двумя собаками произошло столкновение, причем младшая впервые активно сопротивлялась, и хозяева отметили, что Сноу стала в ответ более агрессивной. Они очень обеспокоены безопасностью маленькой собаки.
В течение последних нескольких недель Сноу начала проявлять агрессивность также и по отношению к хозяевам, особенно к хозяйке. Вначале агрессия возникала из-за пищи – она рычала, когда у нее забирали миску или приближались во время еды. Затем она начала рычать и на посторонних, когда те стучали, заходили в дом или проходили по саду. Она рычала и на чужих собак на прогулках, или если они проходили мимо, когда она гуляла около дома.
Во время приема она непрерывно приставала к хозяину, требуя внимания, прислоняясь к его ногам и коленям, царапая его лапой, лаяла на него, клала голову ему на грудь и становилась лапами на его колени. Он постоянно говорил, что любит ее, ласкал и обнимал, когда она вела себя подобным образом.
Хозяйка была испугана, потому что две недели назад, когда она приблизилась к Сноу во время еды, та повела себя крайне агрессивно. Хозяйка чувствует, что агрессивность приобретает все более серьезные формы, и тревожится по поводу потенциальной опасности для своих друзей и маленькой собаки, которая стала часто прятаться. Хозяин считает, что Сноу травмирована прошлым и нуждается в любви.
Клиническое обследование. Отклонений от нормы не выявлено, за исключением сильного поражения блохами.
Лабораторные анализы. Все показатели полного клинического и биохимического анализов крови – в пределах нормы, за исключением количества эозинофилов (13%, в пересчете – 1352).
Диагнозы. 1) Поведение, направленное на привлечение внимания, 2) агрессия, связанная с пищей, 3) агрессия, связанная с доминированием (слабовыраженная), 4) внутривидовая агрессия, 5) наличие эктопаразитов (блохи).
Агрессия, связанная с доминированием, обнаруживалась только в ситуациях, когда хозяева пытались повлиять на поведение собаки, и проявлялась очень слабо в пассивной форме. Наиболее вероятным ее объектом был хозяин. В конце концов, я убедила его, что большая часть того, что он считал проявлением собачьей «любви», на самом деле было слабой демонстрацией агрессии. Для собак, взятых из приюта, прекрасное поведение в новом доме в течение трех месяцев не является чем-то необычным. Этот период позволяет им почувствовать себя в достаточной мере комфортно для того, чтобы выяснить, кто мог бы стать подходящей жертвой. Неизвестно, был ли у собаки при жизни на ферме ранний или более поздний опыт, который способствовал развитию агрессивности либо по отношению к другим собакам либо связанной с защитой пищи, но в обоих случаях это возможно. Внутривидовая агрессия адресовалась только маленькой, менее уверенной в своих силах собаке, и это свидетельствует о том, что она была обусловлена тревогой Сноу относительно своего иерархического положения. Сноу нужно кем-то управлять, тем более что отсутствовала упорядоченная структура, в которой было бы понятно ее место по отношению к этой собаке. В то же время спокойствие и уверенность другой пиренейской горной собаки позволили Сноу определить свой ранг по отношению к ней.
Лечение. Мы использовали базовую программу модификации поведения, предназначенную для того, чтобы научить Сноу понимать все сигналы владельцев относительно уместности ее поведения и подчиняться им. Как и в большинстве случаев, физическое противодействие ее требованиям, или наказание, были бы плохой рекомендацией. Несомненно, они ухудшили бы ее поведение и создали бы риск для владельцев. Трудно было убедить клиента в том, что его манера обращения с собакой на самом деле усугубляет проблему. В конце концов, он с этим согласился, но только после того как ему объяснили, что большинство агрессивных действий, особенно те, что проявляются у взятых из приюта собак как раз в эти же сроки после взятия, вызваны неуверенностью и тревогой и что он усугублял это состояние собаки, когда полагал успокоить ее, говоря, что все в порядке, хотя порядка на самом деле не было. Если бы его успокаивающие действия помогали, это сглаживало бы ее проблемное поведения, а не усугубляло его, как это имело место в данной ситуации. Кроме того, я успокоила клиента, сказав, что, по моему мнению, Сноу нуждается в постоянных владельцах и ее нельзя еще раз передавать куда-либо. Поскольку семья со всей ответственностью собиралась содержать Сноу до старости, клиент был счастлив это услышать и изъявил желание работать с нею. Его любовь и сочувствие не позволяли ему видеть некоторые проблемы собаки и страх его жены. Я предложила ему научить собак садиться и оставаться в таком положении всегда, когда они чего-либо хотят. Маленькая собака должна будет все получать первой: прогулки, любовь, внимание, пищу. Мы показали способы обращения с обеими собаками и пообещали, что после того, как поведение Сноу выправится в результате выполнения базовой программы модификации, мы сможем приступить к следующему этапу – выработке конкурентных реакций, замещающих нежелательное поведение, и проведению десенситизации к другим собакам и ситуациям, в которых она действует неподобающим образом. Хозяева должны делать это дома, но начинать работу над программой с обеими собаками вместе лишь после того, как те полностью освоят ее по отдельности.
Мы также дали ряд дополнительных рекомендаций. Во-первых, держать собак раздельно, когда они остаются одни, причем Сноу помещать в менее удобное место; это пассивный способ укрепить относительные ранги. Если же собаки находятся вместе – надевать на Сноу колокольчик, чтобы можно было всегда проследить за ее местонахождением. Во-вторых, кормить собак раздельно, но предпочтительно на таком расстоянии, при котором они могут видеть друг друга, но еще на это не реагируют. Когда такое расстояние будет найдено, пододвигать их миски ближе друг к другу на 2–3 см каждые несколько дней, но так, чтобы не возникало осложнений. В доме не должно быть ни жевательных, ни натуральных костей для собак, а печенье давать им можно только тогда, когда они находятся порознь.
Для Сноу был подобран недоуздок для прогулок на поводке и для использования в доме, когда она находится вместе с младшей собакой и когда встречает людей в дверях.
Наконец, ввиду того, что собака была очень тревожна и постоянно нуждалась во внимании и поддержке, было назначено лечение амитриптилином по 50 мг перорально каждые 12 ч.
Мы также дали особые рекомендации по избавлению от блох и приняли меры по их истреблению, поскольку блохи делают животное более раздражительным и его реакции становятся в большей степени непредсказуемыми.
Последующее наблюдение. Клиенты сообщили, что первая неделя была ужасной. Как только они начали выполнять план повышения статуса меньшей собаки, Сноу стала намного более агрессивной по отношению к ней. В течение второй недели Сноу резко переменилась: стала менее напряженной, а стремясь обратить на себя внимание хозяев, садилась и оставалась на месте; если она начинала требовать мяч у меньшей собаки, хозяевам удавалось тут же словами запретить ей это. Сноу начала демонстрировать не наблюдавшееся у нее раньше поведение «подчинения», включая переворачивание на спину во время расчесывания. Клиенты не использовали недоуздок в доме, и им объяснили, что это помогло бы избежать агрессии и исправить первые признаки нежелательного поведения Сноу по отношению к меньшей собаке. Кроме того, мы объяснили, что собаки, не обученные правилам поведения, часто ведут себя хуже перед тем, как начать исправляться. Вероятно, изменениям в поведении собаки на второй неделе способствовала противотревожная терапия. Вторая часть программы модификации поведения была нацелена на десенситизацию – снижение восприимчивости к действиям, которые провоцировали агрессию, как связанную с доминированием, так и направленную на других собак.
Примечание. Это был трудный случай из-за предвзятого мнения клиента и его желания справиться с ситуацией, проявляя больше сочувствия к собаке. Он поверил нам и согласился с тем, что собаку нужно лечить, только тогда, когда понял, в чем состоит нормальное поведение собаки и что означают подаваемые ею сигналы. Впоследствии он позвонил нам и признался, что в полной мере осознал справедливость того, о чем ему говорили. Только сейчас, увидев Сноу «счастливой» (его выражение), он смог оценить ее прежнее тревожное состояние. Не менее важно было лечить собаку в целом, включая уничтожение блох. Это отдельное направление в медицине.

Источник: www.zooproblem.net/

 



Обновлен 26 янв 2015. Создан 25 апр 2008



ЗооРынок.com.ua - Покупка, продажа животных AdMir Интернет-журнал ПЕСИК; разнообразная информация о породах собак; лучшие питомники Украины и зарубежья; советы ветеринара, кинологов, зоопсихолога; веселые истории и забавные фотографии; щенки на продажу, вязки; форум; каталог сайтов о собаках. Мы на Питомец.ру Rambler's Top100 Орловский Клуб Собаководства 'Алиса', форум, доска объявлений, элитные питомники, лучшие собаки России Рейтинг@Mail.ru
Зоопсихолог
Zooweb.ru - сайт для зообизнеса! Украинский портАл Одежда от Натальи Марковой Всё об экологии в одном месте: Всероссийский Экологический Портал Доски объявлений Новосёл.ру Экзотические животные у вас дома. Не забыты и собаки, кошки, грызуны, попугаи, аквариумные рыбки и лошади. Авторские виртуальные , открытки с животными Каталог пород собак бультерьер портала: - бультерьер Zoo Life - Все породы кошек и собак с фотографиями.+ Рейтинг посещаемости ЗОО сайтов: ZooLife-TOP
Дрессировка собак с проблемным поведениeм в Желтых страницах СНГ. Объявление : Профессиональная дрессировка собак - зоопсихолог, судья-дрессировщик Google+ Киевский Форум Объявления щенки, собаки. Породы собак. Питомники собак